Опубликовано Окт 22, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Сталин тщательно отмечал свидетельства, в которых шла речь о любых попытках нарушить сложившиеся межнациональные отношения, упоминания об усилении роли национальных республик, укреплении национального суверенитета, предоставлении больших прав и самостоятельности нациям в составе СССР.

Складывается впечатление, что из двух опасностей — великодержавный шовинизм и местный национализм — Сталин считал главной вторую. Жестоко расправлялись не только с руководителями партийных и советских органов СССР и РСФСР. Репрессии подверглись партийные и советские кадры национальных республик и автономных областей. Однако здесь имелась своя специфика: наряду со ставшими стандартными обвинениями в участии в так называемых правотроцкистских формированиях, выдвигалось обвинение в создании различных националистических организаций, которое здесь становилось основным. «Контрреволюционные замыслы» руководящего состава этих «организаций» были направлены якобы на образование самостоятельных национальных государств и выход из состава СССР — при поддержке иностранных государств.

В чем же виделась опасность со стороны национальных республик и областей? Прежде всего, национальные республики, располагавшиеся по границам СССР, могли стать как самостоятельными государствами, так и национальными образованиями и пните приграничных государств. Речь шла о том, что руководители национальных республик и областей якобы вынашивали планы отторжения сноих национальных государств от СССР под эгидой другого государства.

После получения показаний на председателя СНК Белоруссии Н. М. Голодеда вновь назначенный первый секретарь ЦК КП(б)Б республики В. Ф. Шарангович писал Сталину 14 июня: «Голодед является врагом народа, поэтому прошу санкционировать его арест». В этом же письме он высказывал политическое недоверие председателю ЦИК Белоруссии А. Г. Червякову, которого резко критиковали на проходившем съезде компартии. Сталин был в курсе событий, поскольку 8 июня Ежов направил ему показания наркома просвещения БССР А. И. Дьякова, заявившего о ведущей роли Голодеда в «националистической организации». Сталин режиссировал дальнейшее развитие событий.

В этот же день он ответил Шаранговичу:

«Голодед арестован. Советуем не мешать съезду провалить Червякова. Если съезд решит снятие Червякова с поста председателя ЦИК Белоруссии, мы возражать не станем. Секретарь ЦК Сталин».

В присланной 28 июня 1937 года наркомом внутренних дел Белоруссии Б. Д. Берманом записи допросов наркома земледелия К. З. Бенека, Сталин отметил крамольную идею о создании «независимой Белорусской народной республики». Для того чтобы показать контрреволюционную сущность этой идеи следователи выделили положение о том, что Белоруссия будет находиться под протекторатом Польши. Значительное количество арестованных партийно-советских руководителей, которые в различные периоды своей служебной карьеры занимали руководящие должности в национальных республиках, под давлением следователей признавались в участии в различного рода националистических организациях.

29 июня того же года Сталин, просматривая заявление заместителя заведующего отделом пропаганды ЦК ВКП(6) В. Г. Кнорина, обвиненного в участии в «антисоветском» заговоре в Коминтерне, подчеркнул фразы о том, что он являлся членом «антисоветской» организации, возглавляемой Голодедом и Червяковым. Основной задачей организации являлось якобы отделение советской Белоруссии от СССР и образование «буферной Белорусской буржуазно-демократической республики под протекторатом Польши". В качестве прототипа этой республики Червяковым и другими называлась Дальневосточная республика периода 1920—1922 годов.

Аналогичные высказывания содержались и в показаниях арестованных партийных и советских руководителей Украины: речь шла о создании независимой «Соборной Украины».

Яндекс.Метрика