Опубликовано мая 25, 2014 в Поиски врагов в партии

В спецсообшении с Украины нарком внутренних дел В. Балицкий информировал Сталина о том, что «по ряду дел о шпионских группах точно установлено, что часть польских эмигрантов была переброшена на советскую территорию польскими разведывательными органами.

По заданию этих органов они проникали в ряды компартий, чтобы таким путем облегчить себе шпионскую деятельность». Среди арестованных немцев преобладали «поддерживавшие связи с Германией, занимавшиеся антисоветской агитацией, распространявшие фашистскую литературу. Так формировалось устойчивое мнение о том, что значительная часть политэмигрантов якобы являлась агентами иностранных разведок.

В то же время проверка партийных документов позволила выявить факты грубейших нарушений законности партийными руководителями в различных регионах СССР. Так, например, руководство У ГБ НКВД Западной области сообщало о том, что инструктор Невельского РК ВКП(б) изъял хлеб и имущество у тридцати семи крестьян-единоличников. Оправдывая свои действия, инструктор ссылался на секретную телеграмму Сталина об изъятии хлеба у тех, кто не хочет сдавать его добровольно.

В ходе проверок органами госбезопасности среди членов ВКП(б) выявлялись аферисты, жулики, которые по своему мировоззрению и поведению никак не соответствовали элементарным требованиям, предъявляемым к членам партии; исключали из КП(6) за халатное отношение к служебным обязанностям, за обман при вступлении в партию. В 1935 году среди исключенных из ВКП(6) таких партийцев было выявлено около 6 тыс.

Их продолжали преследовать и в последующие годы. В первую очередь репрессии обрушились на представителей бывших оппозиционных течений внутри партии, а также на тех, кто критиковал руководство страны (протаскивание враждебных взглядов в преподавании и в печати). 22 мая 1937 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение: «Всех исключенных из ВКП(б) за принадлежность к троцкистам, зиновьевцам, правым, шляпниковцам и др. антисоветским формированиям из Москвы, Ленинграда и Киева выселить в административном порядке в непромышленные районы Союза и прикрепить для жительства к определенным пунктам. Одновременно подлежали выселению и семьи бывших оппозиционеров, участников других антисоветских террористических и шпионских организаций, расстрелянных и осужденных на сроки свыше 5 лет. 8 июня 1937 года такая же мера в отношении семей арестованных троцкистов и правых была санкционирована для Азово-Черноморского края.

С инициативой такого выселения, под которое подпадало более тысячи членов семей арестованных «врагов народа» — троцкистов и правых выступил секретарь Азово-Черноморского крайкома Е. Г. Евдокимов. Накануне принятия решения Политбюро 29 мая 1937 года он направил Сталину телеграмму: «Прошу поручить НКВД произвести выселение семей арестованных. Особенно это нужно сделать по Ростову и Сочи — шипят, как змеи и занимают квартиры в советских домах».

Яндекс.Метрика