Опубликовано Янв 2, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Возвращаясь к факту повальных арестов руководящих партийных и советских работников в Киевской партийной организации, обвиненных в правотроцкистских уклонах, которые скомпрометировали Постышева в глазах Сталина, следует отметить, что данные материалы не оставались неизвестными для наркома внутренних дел.

В январе-феврале 1938 года Постышев вновь оказался под ударом. Для того чтобы получить компрометирующие материалы на наркома, был арестован его помощник Пашковский. Представляя Сталину протокол допроса последнего, Ежов особо отмечал, что это бывший царский офицер царской армии.

Это был отработанный прием органов госбезопасности, когда для получения нужных «доказательств» арестовывали человека из окружения видного партийного, советского, хозяйственного руководителя. Важно, что санкция на арест помощника Постышева была получена от секретаря ЦК ВКП(б) А. А. Андреева во время последнего пребывания в Иваново. Об этом рассказал начальник У НКВД Ивановской области В. П. Журавлев в своем письме, которое обсуждалось членами Политбюро ЦК ВКП(б) в ноябре 1938 года. Такая мера не могла быть не согласована со Сталиным.

Позднее Постышев признал и свое членство в «правотроцкистской контрреволюционной» организации, и все другие обвинения. Работник Секретно-политического отдела Главного управления госбезопасности К. И. Цериенто, который участвовал в следствии по делу Постышева, отмечал, что протоколы его допросов были составлены сотрудниками НКВД, Постышеву оставалось только их подписать, и затем они были направлены в ЦК ВКП(б). В связи с этим делом резко менялось содержание обвинений в отношении находившихся иод следствием партийных руководителей.

Так, упоминавшийся выше Зимин, который первоначально был арестован как член антисоветской группы в политуправлении НКПС, признал, что он допустил неправильный подход при восстановлении в партии необоснованно исключенных. Ему вменялось в вину, что он установил порядок, когда в первую очередь восстанавливали в партии исключенных в 1935—1936 голах, а не исключенных в 1937 году, в чем обвинялся также и Постышев.

Завершающим звеном в цепи показательных репрессий в отношении партийно-советской номенклатуры стал процесс но делу так называемого правотроцкистского блока. Вопрос об организации процесса первоначально не ставился. Например, нарком иностранных дел М. М. Литвинов после февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) в ответ на запросы полпредов СССР за рубежом советовал отвечать иностранным представителям, что никакого судебного процесса над Бухариным не будет.

Историческая справка Забайкальского края

Яндекс.Метрика