Опубликовано Июн 2, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

Нельзя не отметить одну важную особенность наиболее крупных дел этого периода, которая заключалась в том, что обвинения во вредительстве часто сопровождались обвинениями в шпионской деятельности.

В течение 1934—1936 годов все крупнейшие разработки органов государственной безопасности по разоблачению «вредителей» в различных отраслях народного хозяйства были постоянно связаны с деятельностью сотрудников дипломатических миссий, иностранных специалистов. Сталин уделял этим аспектам особо пристальное внимание.

В августе 1934 года он получил спецсообщение об упоминавшейся выше группе инженеров Кузнецкого металлургического завода в Западно-Сибирском крае, якобы создавшим «Российскую партию национального возрождения». Доказанная деятельность группы заключалась только в критике экономического курса партии, который привел к голоду в деревне и обсуждении недовольства крестьян нищенским положением в колхозах Одну из главных причин такого ужасающего положения в экономике участники группы видели в том, что в стране отсутствует частная собственность, личная заинтересованность крестьян в результатах своего труда. Но органам государственной безопасности необходимо было доказать и «вредительско-шпионский» характер группы.

Учитывая, что инженер Д. И. Саров находился в свое время в командировке в Японии (оттуда он вернулся в 1924 году), в протоколах допроса в качестве фигуранта возник японский разведчик Э. Ранзо. Он якобы завербовал Сарова в том же году во Владивостоке, но больше никогда не появлялся в СССР. По утверждению сотрудников госбезопасности, связь с японской разведкой и передачу секретных сведений о работе ряда заводов Саров в течение 1927—1929 годов поддерживал через некого Алексеева, которого так и не нашли.

Никаких доказательств связей арестованных инженеров с японской разведкой не было. Но, тем не менее, следователи пришли к выводу, что группа собиралась пересечь Тянь-Шаньский хребет и затем через Монголию выйти на связь с японскими спецслужбами. Материалы следствия, содержащие бездоказательные и абсурдные обвинения, были внимательно прочитаны Сталиным. На протоколе допроса он написал: «Т. Кагановичу. Всех уличенных в шпионстве в пользу Японии надо расстреливать».

Яндекс.Метрика