Опубликовано Апр 11, 2014 в Потенциальные агенты

Поскольку Германия, Япония и Польша рассматривались высшим руководством страны в качестве противников в будущей войне, то представители немецкой, польской национальностей стали объектом пристального внимания органов государственной безопасности в первую очередь.

Сталин регулярно обращал внимание наркома НКВД Г. Ягоды на необходимость тщательного изучения иностранцев, которые, по его мнению, занимались в СССР, главным образом, разведывательной работой.

Под подозрением оказывались туристы, представители культурных делегаций, иностранцы, прибывшие по приглашению советского правительства для оказания технической помощи на промышленных предприятиях. Так, в начале 1935 гола в докладной записке нарком внутренних дел писал Сталину: «Лучшим подтверждением высказанных Вами взглядов на ведение американцами разведывательной работы в СССР является деятельность прибывшего в Москву в ноябре 1933 года американского гражданина Джонсона Альберта», который, по словам наркома, представлял интересы двадцати пяти фирм, но за это время не заключил ни одного соглашения.

В этом же году представитель американских фирм был выслан из СССР. Исследователи отмечали слабый аналитический уровень информации о потенциале СССР, что объяснялось жестким режимом пребывания дипломатов в Москве в середине 1930-х годов. Достаточно спорными были донесения военного атташе США Ф. Файмонвилля, который в основном полагался на официальные источники и информацию, полученную во время своих встреч со студентами и служащими авиационных предприятий столицы.

В стране искусственно нагнеталась атмосфера подозрительности. Каждый советский гражданин, который посещал иностранные представительства, для органов безопасности был потенциальным шпионом. Так, обращения находившихся в СССР финских граждан в финскую миссию за национальными документами сотрудники органов небезопасности квалифицировали как уголовное преступление согласно гг. 58-6 УК РСФСР (шпионаж). Влечение 1935 года официальные представители Финляндии в СССР дважды обращались в НКВД с жалобами на подобные действия органов. Подчеркивая неотъемлемое право финских граждан общаться со своим консульством.

Генеральный прокурор и нарком НКВД были вынуждены указать своим подчиненным, что «на лиц, которые впредь допустят в составляемых и утверждаемых ими документах неверные формулировки и квалификации, будут налагаться строжайшие дисциплинарные взыскания».

Яндекс.Метрика