Опубликовано Апр 5, 2014 в Внешние угрозы

Дальний Восток СССР ранее европейского региона стал очагом военной опасности. После прихода к власти в Маньчжурии прояпонского режима в правящих кругах Японии сохраняла устойчивое влияние группировка, ориентировавшаяся на захват советского Дальнего Востока и части Сибири. На дальневосточной границе в предвоенные годы происходили постоянные вооруженные конфликты. Сталин регулярно в течение 1934—1937 голов получал спецсообщения из резидентур о возможном нападении Японии на СССР, подкрепленные аналитическими докладами, добытыми у военных атташе Японии.

В 1934 году значительно усилились позиции японской разведки в Польше, Румынии. Латвии, Эстонии, Финляндии и на Ближнем Востоке. Наряду с созданием новых военных атташатов в Тегеране, Бухаресте. Таллине, Гельсингфорсе, в военные представительства Польши и Латвии было направлено восемь японских офицеров, в приказе о назначениях они значились военными резидентами в СССР. Таким образом, в течение 1934 года персонал разведывательных органов Японии в сопредельных с СССР странах увеличился в 3 раза.

В 1936 году в Берлине прошло совещание, в котором приняли участие руководитель военной разведки Германии адмирал Канарис и военный атташе Японии в Германии генерал Осхима. Они договорились о сотрудничестве при использовании в разведывательной работе национальных меньшинств, проживавших в СССР. В 1937 году в Финляндии состоялась встреча Канариса с начальником разведотдела финского генштаба полковником Свенсоном.

Японские спецслужбы располагали значительными возможностями. Для легальной разведывательной работы на Дальнем Востоке и Сибири имелись семь консульств. Японские рабочие и служащие трудились на Сахалине, где согласно межправительственным экономическим соглашениям были открыты нефтяная и угольная концессии. Во Владивостоке действовали транспортная и рыбопромышленная конторы. Намерения Японии были выявлены в 1936 году на основании данных оперативной разработки нескольких японских разведчиков. Через агентов, завербованных среди советских граждан, японская спецслужба получала точные данные о дислокации и численности частей Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА), военном потенциале Тихоокеанского флота, производственных мощностях предприятий оборонной промышленности. В сравнении со спецслужбами других государств Япония организовала более эффективную работу по изучению СССР. В разведывательной деятельности активно использовались и третьи страны.

Разведывательная работа японских спецслужб против СССР носила в определенной мере подрывной характер. Военный атташе Японии в Турции направил в генеральный штаб предложения об использовании мусульманского движения в целях дестабилизации внутриполитического положения в СССР. В том же 1934 году к Сталину попал перехваченный разведкой документ о планировавшихся мероприятиях по взрывам мостов и туннелей на Уссурийской железной дороге. Он потребовал от органов госбезопасности конкретных мер но противодействию подрывным акциям. Сталин запрашивал начальника Иностранного отдела: «В чем должны состоять меры предупреждения взрывов и вообще диверсии? Кто их выработает? Кто их проведет?».

Яндекс.Метрика