Опубликовано мая 25, 2014 в Поиски врагов в партии

Неправомерной является точка зрения, что бывшие коммунисты подвергались репрессиям только на основании исключения из партии. В целом по СССР за 1935—1936 годы было арестовано два процента от общего числа исключенных из ВКП(б). Репрессии среди этой категории советских граждан разворачивались приблизительно по той же схеме, что и во время первой волны массовых репрессий, начавшихся после убийства Кирова.

Арестам подвергались как члены партии, так и исключенные из нее: за принадлежность к так называемым контрреволюционным антипартийным группировкам: за сокрытие социального прошлого; по обвинению в шпионской деятельности. В ноябре 1935 года нарком НКВД СССР писал начальникам УНКВД: «Особое внимание обращаю на выявление агентуры иностранных разведок, проникшей в партию. На 20-е октября по Союзу выявлено 255 шпионов, а по УНКВЛ ДВК. ВСК выявлено всего по одному шпиону, по Западной области не выявлено ни одного шпиона».

На практике взаимное сотрудничество партийных органов и аппарата госбезопасности в процессе проверки партийных документов выражалось, во-первых, в том. что имевшиеся в органах УГБ УНКВД компрометирующие материалы на коммунистов передавались в крайкомы, обкомы и районные комитеты партии. Так, в спецсообщении НКВД УССР в ЦК ВКП(б) в конце ноября 1935 года докладывалось о том, что в партийные органы была передана информация о 14773 коммунистах, которые оказались антисоветскими и социально-чуждыми элементами.

На основании этих данных были исключены из партии 5081 человек, а 1898 арестованы2. Руководство УНКВД Восточно-Сибирского края сообщало, что на начало января 1936 года в крайком были переданы материалы на 1322 человека, в результате чего 976 человек были исключены из партии. Во-вторых, партийные органы выступали инициаторами арестов коммунистов. Так, 2 ноября 1935 года Ягода указывал начальникам управлений НКВД краев, областей и республик на то, что работники УНКВД при проверке партийных документов зачастую игнорируют решения партийных органов о необходимости принятия мер в отношении разоблаченных лиц. Ягода особо ориентировал оперативный состав на выявление и репрессирование лиц, проникших в партию по заданиям «контрреволюционных организаций» и «иностранных разведок».

Яндекс.Метрика