Опубликовано Дек 8, 2016 в НКВД в период массовых репрессий

На протяжении всего периода пребывания Ежова во главе наркомата внутренних дел не прекращались аресты сотрудников, занимавших руководящие должности при Ягоде.

Среди начальников ведущих отделов центрального аппарата НКВД до июля 1937 года продержался его бывший заместитель Я. Агранов.

Некоторые руководящие работники продолжали службу, но чувствовали себя неуверенно, ожидали ареста и, стремясь проявить себя, безжалостно расправлялись со своими прежними сослуживцами. Агранов был снят с должности в мае 1937 года и назначен сначала начальником Секретно- политического отдела, а через месяц — начальником УНКВД Саратовской области. Службу на новом месте он начал успешно: добился «признаний» от своего предшественника начальника саратовского управления Р. А. Пилляра в том, что тот готовил убийство Ежова. Агранов также «разоблачил» действовавший в Саратове краевой центр троцкистов, якобы организованный агентом польского Генштаба по заданию уже арестованного чекиста-поляка И. И. Сосновского.

Тем не менее то, что Агранов длительное время работал под руководством Ягоды не могло не отразиться на его дальнейшей судьбе. 2 июля 1937 года председатель Комитета по делам высшей школы И. И. Межлаук доложил о том, что во время следствия по делу его заместителя С. Г. Волынского стали известны новые факты об Агранове. Якобы в 1931 году Волынский рассказал ему о связях Бухарина и Рыкова с Г. Ягодой. Сталин, любивший читать доносы, дал указание Ежову: «Волынский, конечно, виновен, но дело не столько в Волынском, сколько в Агранове, который, надо полагать, скрыл от ЦК сообщенное ему Волынским о Ягоде. Нужна проверка этого дела с точки зрения поведения Агранова». 20 июля Агранов был арестован.

Об арестах лиц из числа руководства органов НКВД Сталин в большинстве случаев узнавал из протоколов допросов партийно-советской номенклатуры, руководителей крупных промышленных предприятий и учреждений, высшего военного командования, спецсообщений НКВД, а также из личных встреч с Ежовым. Например, в августе 1937 года, изучая протокол допроса директора сталинградского оборонного завода Д. Ф. Будняка, Сталин напротив фамилии сотрудника НКВД Я. Я. Войтыги пишет:

«Где он?». Войтыгу арестовали еще в мае того же года2. Точно так же, получив в сентябре 1937 года спецсообщение от начальника УНКВД Западно-Сибирского края о расследовании деятельности «вредителей» на Омской железной дороге, Сталин обратил внимание на фамилии сотрудников НКВД. Он вновь поинтересовался, арестован ли начальник УНКВД Омской области старший майор госбезопасности Э. П. Салынь. А тот уже полтора месяца как был арестован.

Яндекс.Метрика