Опубликовано Янв 17, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Общая оценка процесса, даже при жестком контроле Ежова содержания спецсообщений, со стороны научно-технической, творческой интеллигенции, инженерно-технического персонала была достаточно негативной. Однако с весны 1938 в спецсообщениях НКВД с мест начинают более объективно информировать руководство страны о проблемах развития отдельных отраслей оборонной промышленности.

Важно отметить, что гораздо меньше говорилось о фактах вредительства. Главное внимание уделялось реальному состоянию производства. М марта 1938 года начальник У НКВД Ленинградской области Лигнин представил в центр подробный отчет о выполнении плана крупнейшим заводом оборонной промышленности «Большевик» в первые два месяца 1938 года. Сравнивая положение с производством артиллерийских систем в течение предыдущего, 1937 года, о чем в свое время было подготовлено и отправлено спецсообшение в ЦК ВКП(б), Литвин отмечал, что существенных перемен к лучшему в начале 1938 года не произошло.

План 1937 года по производству новых артиллерийских систем был выполнен на 75 %. Поступившая в разработку и производство система Б-13 вместо 80 штук была изготовлена всего в количестве двух изделий. В спецсообщении отмечались также факты производства бракованной продукции, сообщалось о низком уровне планирования. Предлагались также конкретные меры по оптимизации производственного процесса и повышению ответственности руководства за выполнение планов. При этом никаких конкретных указаний на аресты руководства завода в донесении не содержалось.

Тем не менее, расследования «вредительской» деятельности арестованных специалистов продолжались и весной 1938 года, хотя Сталин демонстрировал склонность к некоторому ограничению репрессий. Одновременно с назначением 8 апреля на должность наркома водного транспорта Ежов был утвержден членом Военно-технического бюро Комитета обороны при СНК СССР. На одном из совещаний в присутствии Сталина он выступил с информацией о разоблачении «вредительских» организаций на авиационных заводах и в ВВС Красной Армии. Ежов процитировал показания директора завода № 21 Миро-шникова, который рассказывал членам организации, что Сталин требовал беречь летчиков, пусть даже гибнут самолеты. Мирошников якобы призывал уничтожать и летчиков, и машины. Сталин обратился к участникам совещания с вопросом:

«Как быть с такими господами как Мирошников и его сподвижниками?» Голоса с мест: «Расстрелять! Конечно, расстрелять!».

Яндекс.Метрика