Опубликовано Янв 17, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Завершающий этап репрессий в отношении высшего партийно-советского руководства пришелся на весну-лето 1938 года. Эти аресты были уже отголосками массовых арестов 1937 года, новых по содержанию обвинений уже не выдвигалось. Здесь необходимо особо выделить аресты 29 апреля 1938 года наркома земледелия СССР Р. И. Эйхе и 4 июля — заместителя Председателя СНК СССР В. Я. Чубаря. Для Сталина это было устранение последних чинов высшего руководства страны, чьи имена фигурировали в показаниях уже арестованных и репрессированных представителей партийного, советского и хозяйственного руководства СССР.

Для доказательств их вины перед партией и народом вновь использовались факты из практики их прошлой деятельности, критические высказывания в адрес Сталина и его политики. Так, Эйхе ставилось в вину негативное отношение к производству товаров народного потребления на заводах тяжелой промышленности. Вполне возможно также, что в разговорах с Рудзутаком он высказывался отрицательно об избранном Сталиным курсе на форсированное строительство гигантских предприятий тяжелой промышленности и финансировании по остаточному принципу отраслей легкой промышленности.

Замечание о том, что «зажигалки, миски и ухваты начали делать на прокатных станах и блюмингах... есть наглядное подтверждение правоты Рыкова и Бухарина», являлось результатом трактовки отдельных разговоров Эйхе в интерпретации следователей НКВД. Последние придавали его словам политический характер и выдвигали обвинения в «заговорщической и вредительской» деятельности. По мнению органов госбезопасности, Эйхе вошел в «сговор» с Рухимовичем с целью вредительства в деле обеспечении населения товарами народного потребления. Рухимович якобы сорвал планы по производству ширпотреба на предприятиях «Кузбассугля». Как видно, в НКВД учли, что в течение 1931—1934 годов Рухимович был управляющим трестом «Кузбассуголь».

С Рудзутаком Эйхе обсуждал и положение в деревне. Возможно, что создание политотделов МТС они рассматривали как проявление недоверия со стороны ЦК ВКП(б) местным партийным организациям и утверждали, что «политотделы — это есть комиссары над партийной организацией», а дальнейшее упразднение политотделов МТС и совхозов в дальнейшем рассматривалось ими как результат провальной политики ЦК ВКП(б) в деревне, доказательство неэффективности упраздненных политотделов в качестве «надсмотрщиков над колхозниками».

Отмена карточной системы в обеспечении населения продуктами питания была связана с рядом трудностей. Более высокая цена на хлеб привела к определенному снижению уровня жизни рабочих. Эйхе и Рухимович полагали, что отмена карточной системы не повысила благосостояние населения. Одновременно они высказывали мнение о том, что отмена карточек негативно отразилась и на положении крестьянства, которое было недовольно тем, что закупочные цены на зерно были в 10 раз ниже, чем цена на хлеб.

Яндекс.Метрика