Опубликовано Июн 4, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

В своем заключительном докладе 3 марта 1937 года Сталин подвел итоги и обозначил программу дальнейших действий для учреждений и ведомств страны. Прежде всего он еще раз подчеркнул, что «вредительская и диверсионно-шпионская» работа агентов иностранных разведок охватила почти все партийные, советские и хозяйственные органы.

Развивая этот тезис, Сталин указал на опасность для СССР со стороны стран капиталистического окружения, которые всегда будут засылать в Советский Союз вредителей, диверсантов и шпионов. Его рассуждения о том, что «вредители» вынуждены выполнять хозяйственные планы для того, чтобы скрывать свою «вредительскую» деятельность, вообще лишены логики. Выводы Сталина основывались только на материалах фальсифицированных показаний бывших оппозиционеров. Главным орудием борьбы с «вредительством» был и оставался НКВД.

План реализации мер по искоренению последствий «вредительства» предусматривал применение отработанных ранее шаблонов действий.

Фактически был возрожден опыт конца 1920-х — начала 1930-х годов. Наряду с «шахтинском делом» (1928 г.) о вредительстве в угольной промышленности не менее громкую известность получило дело о «о контрреволюционной вредительской и шпионской организации» в военной промышленности. Органами ОГПУ были арестованы В. С. Михайлов, П. Г. Высочанский и многие другие бывшие генералы и полковники царской армии, которые являлись крупными специалистами в области конструирования и изготовления новых образцов военной техники.

В конце октября 1929 года по приговору коллегии ОГПУ, который был утвержден комиссией ЦК ВКП(6) по судебным делам и дополнительно санкционирован Политбюро во главе со Сталиным, ряд руководящих работников военной промышленности были приговорены к расстрелу. После той расправы директора военных заводов должны были — по указанию ЦК ВКП(б) — представлять в высшие органы партии подробные отчеты о ликвидации последствий «вредительства» и налаживании работы предприятий.

После февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б), всесторонне обсудившего проблему «вредителей» и «вредительства», глав наркоматов обязали подготовить в течение месяца конкретные планы работы по «ликвидации последствий разрушительной работы диверсантов, шпионов и вредителей». В течение апреля на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(6) продлевались сроки представления планов.

Это было вызвано различными причинами. Нарком жилищно-коммунального хозяйства Н. П. Комаров 23 апреля 1937 года объяснял Сталину, что «около 2-х декад по болезни не выходил на работу», и просил продлить срок подготовки плана до 10 мая. Нарком внешней торговли А. П. Розенгольц 24 апреля мотивировал это необходимостью «лучше обдумать и проработать предложения о мероприятиях по разоблачению и предупреждению шпионской деятельности». В связи с арестом наркома здравоохранения Г. Н. Каминского для нового руководства срок был продлен до 1 августа, по новые аресты привели к тому, что план был представлен в ЦК ВКП(б) только в декабре 1937 года.

Яндекс.Метрика