Опубликовано Июн 19, 2014 в Разгром оппозиции

Ягода сделал все, что от него требовалось при подготовке августовского процесса по делу Зиновьева-Каменева, но Сталин был недоволен медленными темпами следствия и потому предоставил также полномочия Ежову участвовать в подготовке процесса. Все обвиняемые были приговорены к расстрелу. После процесса произошло новое резкое усиление репрессий, которые затронули все слои партийно-советской номенклатуры.

Можно назвать лишь некоторые «формальные» основания для арестов партийных и советских работников. Во-первых, это показания уже осужденных на августовском процессе 1936 года па других членов так называемых контрреволюционных организаций. Во-вторых, бывшее членство в небольшевистских партиях, участие в оппозиционных группировках, исключение из партии как в 1920-е годы, так и в ходе проверки и обмена партийных документов. В-трстьих, дружеские, родственные связи с осужденными по всем так называемым антипартийным группировкам: Шацкина-Ломинадзе, Эйсмонта-Толмачева, Рютина и других. В-четвертых, в поле зрения попали и представители технической интеллигенции, осужденные и отбывшие сроки наказания по Шахтинскому делу, делу Промнартии, Союзного бюро меньшевиков. В-пятых, пристальное внимание органов госбезопасности НКВД привлекали специалисты, выезжавшие за рубеж по заданиям своих ведомств, соприкасавшиеся по роду службы с иноспециалистами, возвратившиеся в СССР из-за границы представители различных групп населения, иностранцы, принявшие советское гражданство. Это далеко не полный перечень оснований для арестов в данный период.

Все это происходило в центральном аппарате, но далеко не во всех управлениях НКВД. В местных органах еще не началось массового преследования бывших оппозиционеров. С мест но-прежнему продолжали поступать запросы о том. в каком направлении вести следствие. Так. начальник УНКВД ДВК Т. Дерибас 26 октября 1936 года направил наркому шифровку с просьбой предоставить какие-нибудь материалы о связях оппозиционеров с местным руководством. Дерибас сетовал: «Мы здесь, в ДВК, самостоятельно не вскрыли ни одной вредительско-диверсионной группы ни в промышленности, ни в строительстве, ни в сельском хозяйстве, к которым приложили бы руку троцкисты». Нарком дал указание центральному аппарату и областным УНКВД выслать в ДВК протоколы допросов, в которых упоминаются люди, работавшие в Дальневосточном крае.

Яндекс.Метрика