Опубликовано Янв 2, 2015 в Разгром советской номенклатуры

16 января 1938 года Каганович направил Ежову записку, в которой давал характеристику Мирошникову. «В свое время, — писал Каганович, — в протоколах допросов врагов народа как на участника контрреволюционной организации указывалось на П. И. Мирошникова, бывшего начальника Главалюминия НКТП, однако эти указания в то время не были достаточными для того, чтобы с ними можно было согласиться. В настоящий момент краткая работа Мирошникова П. И. в качестве начальника Главалюминия убедила нас в том. что показания эти были правильны: как начальник главка он работал безобразно и недобросовестно, решения партии и правительства, касающиеся алюминиевой промышленности, срывал. Сейчас Мирошников П. И. снят с поста начальника Главалюминия. Считаю, что его можно и нужно арестовать.

В ноябре 1937 года Сталин выступил в качестве третейского судьи в спорах между разработчиками и производителями новейших образцов авиационной техники. Ему были предоставлены аналитические записки о состоянии разработок и внедрения истребителей в промышленное серийное производство. Необходимо отметить, что руководство научно-исследовательских институтов ВВС сообщало, что заводы-изготовители игнорируют их указания относительно производства и испытания новейших типов истребителей.

В то же время руководители заводов жаловались на конструктивные недоработки, которые приводили к тому, что ВВС Красной Армии получали несовершенные машины. Высокую аварийность в авиационных частях директора заводов объясняли также и низкой квалификацией летчиков. В ноябре 1937 года Сталин ознакомился с объяснениями по поводу срыва подготовки выпуска новых истребителей, полученными от начальника НИИ ВВС комдива Б. И. Базенкова, начальника управления материально-технического снабжения ВВС комдива Н. Н. Бажанова и директора авиазавода N 21 Е. И. Мирошникова. Фактически это были споры между двумя ведомствами, представители которых пытались снять с себя ответственность за срыв плановых заданий.

На партийном собрании в НИИ ВВС лаже была принята резолюция о важности деятельности НКВД по разоблачению вредителей, срывающих выпуск истребителей. Изучив все материалы, Сталин принял решение в пользу руководителя авиационного завода Мирошникова. До конца ноября были арестованы Базенков, Бажанов и вместе с ними командарм 2 ранга, заместитель наркома обороны начальник ВВС РККА Я. И. Алкснис.

Однако то, что Сталин встал на сторону директора авиационного завода в городе Горьком, еще не означало получение тем индульгенции от репрессивных мер со стороны НКВД. Компрометирующие материалы на Мирошникова накапливались в течение 1937 года. 13 августа 1937 года Стал и и получил спецсообщение Н К ВД о срыве поставок для ВВС самолетов И-16. В отличие от других спецеообщений, на это Сталин отреагировал немедленно. Уже 14 августа он потребовал от Мирошникова: «Дайте письменное объяснение». Так у Сталина накапливались негативные материалы о работе директоров заводов. В январе 1938 года Ежов санкционировал арест его брага — заместителя наркома финансов СССР И. И. Мирошникова, компрометирующие показания на него дал М. И. Калманович, нарком зерновых и животноводческих совхозов СССР. Выдавая санкцию на арест Мирошникова, Ежов указывал: «Арестовать вместе с братом (директор 21-го завода), когда последнему будет замена новым. Написать о замене на Кагановича М. М.

Яндекс.Метрика