Опубликовано Окт 22, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Прежде всего Сталин решил выкорчевать любые проявления оппозиционности и критики в отношении проводимой им политики среди руководящих слоев партийного и советского аппаратов. Он рассматривал как покушение на его единоличную власть, как заговор любые неформальные встречи партийно-советской номенклатуры, в ходе которых обсуждался курс внутренней и внешней политики страны.

Одним из важнейших качеств партийно-советского руководителя Сталин считал политическую лояльность. В период массовых репрессий многим из партийных, советских и отчасти хозяйственных работников ставились в вину любые формы связи с арестованными или осужденными представителями оппозиционных партийных групп. В одну из наиболее уязвимых категорий советских функционеров превратились те представители советской номенклатуры, которые ранее состояли в небольшевистских партиях, проявляли колебания по отношению к генеральной линии в партийном и государственном строительстве. Сложившаяся в период августовского 1936 года процесса по делу так называемого антисоветского троцкистско-зиновьевского центра схема арестов воспроизводилась и в дальнейшем...

Арестованный в сентябре 1937 года секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) Б. Семенов отмечал, что его переход на «контрреволюционный путь» начался с работы в Петрограде в 1921 году в качестве секретаря райкома и председателя губернской ЧК. Председателем Ленинградского исполкома являлся в тот период Г. Е. Зиновьев, с 1924 года он работал с Углановым в Московском комитете партии.

Секретарю Дальневосточною крайкома И. М. Варейкису напомнили о том, что в 1920 году он входил и группу «демократического централизма».

Но главное все же заключалось в том, что ряд руководящих работников, занимавших важнейшие посты в парт ни но-государственном аппарате. относились критически к различным аспектам политики ЦК ВКП(б) во главе со Сталиным. В связи с этим возникает вопрос, не являлась ли их критика внутриполитического курса в стране и сложившегося режима в самой правящей партии реакцией на собственную «ущемленностъ» и недовольство своим положением. Памятуя о своих революционных заслугах, старая ленинская гвардия считала себя обойденной, невостребованной. претендовала на более значимую роль в управленческом аппарате. большую самостоятельность и независимость. Вполне вероятно, что недовольство новыми назначениями со стороны ряда партийных и советских работников действительно могло иметь место.

Так, заместитель Председателя СНК СССР мог иметь претензии в связи с тем. что после снятия Рыкова не его, а В. М. Молотова Сталин назначил председателем правительства. Вполне возможно, что сказывались и личные амбиции, предвзятое отношение к некоторым членам Политбюро ЦК ВКП(б). «Тройкой молодых» называли члены ЦК выдвиженцев Сталина, имея в виду А. А. Жданова, А. А. Андреева и Н. И. Ежова. При всем субъективизме подобной позиции старой большевистской гвардии нельзя не признать, что они все же адекватно оценивали ситуацию внутри партии направление внутренней и внешней политики как реально сложившуюся систему жесткого централизма и диктата Станина, стиль управления, при котором рядовые члены ЦК не имеют возможности оказывать влияние на принятие решений.

Ошибки, допущенные в процессе строительства мощного индустриального государства, член ЦК ВКП(б) К. Я. Бауман объяснял тем, что «в партии отсутствует демократия, в ЦК нет коллегиального руководства все решает только Сталин, а остальные молчаливо соглашаются». ЦК идет на поводу у Станина и его ближайших людей, и только эта маленькая группа решает все вопросы, а «рядовые члены ЦК не могут рта раскрыть. Характеризуя обстановку в ЦК ВКП(6), сложившуюся еще в начале 1930-х годов, Бауман отмечай, что в Москве сформировалась определенная группа вокруг Сталина, которая определяла политический курс. Между членами этой группы шла своего рода борьба за влияние внутри партии, как в расчете на усиление своих личных позиций в Политбюро ЦК ВКП(б), так и возможного дальнейшего выдвижения в качестве преемника Станина. По мнению Баумана, в Москве партработники разбились на «Лазаревичей» (сторонников Л. М. Кагановича) и «Вячеславовичей» (сторонников В. М. Молотова) и готовились к большей драке. Номенклатурные партработники тем временем высчитывали, чьих портретов больше вывешено — Молотова или Кагановича.

Танцуй хастл в Петербурге!

Яндекс.Метрика