Опубликовано Сен 19, 2015 в Репрессии в Красной армии

Значительный и непоправимый ущерб сталинская репрессивная политика нанесла армейской разведке. Аресты сотрудников Разведывательного управления штаба РККА занимали определенное место в общей цепи арестов.

Обвинения высшего командного состава в шпионской деятельности, связях с иностранными разведками можно было «доказать» в отношении тех сотрудников, которые по служебной необходимости регулярно выезжали за рубеж. Аппараты военных атташе были тесно связаны в своей деятельности с политической разведкой ИНО ГУГБ НКВД СССР, дипломатическими и торговыми представительствами страны за рубежом, с деятелями Коммунистическою интернационала.

Начальники разведывательных отделов штабов РККА одновременно являлись и частью высшего командования военных округов, так что их аресты находились в едином русле репрессий, развернувшихся в СССР в тот период.

После ареста Г. Ягоды под подозрение попала многочисленная группа бывших сотрудников ИНО ГУГБ НКВД, которую по решению Политбюро ЦК ВКП(б) в 1934 году направили в военное ведомство для усиления разведывательной работы.

Таким образом, н процессе ликвидация последствий «вредительства» Ягоды были репрессированы не только сотрудники НКВД, направленные в РУ РККА в предшествующий период, но и аппарат разведывательных подразделений РККА.

Поиск участников «военно-фашистского» заговора на Дальнем Востоке и Тихоокеанском флоте начался в апреле 1937 года, что не могло не отразиться на сотрудниках разведотделов соответствующих штабов. Получив в июле протокол допроса командующего ВВС ОКДВА комкора А. Я. Лапина. Сталин, как всегда, активно вмешался в деятельность органов госбезопасности.

Чуть ранее Сталин получил от Ежова сообщение бывшей домработницы Берзина, которая рассказала, что Берзин был «своим» человеком для Троцкого, который обещал ему, тогда начальнику IV Управления штаба РККА, что тот «в любой момент может полагаться на совместную работу с ним, Троцким», если покинет службу в Разведуправлении. В личной библиотеке Берзина, сообщала домработница, имелось много белогвардейских изданиях, как на русском, так и иностранных языках, в том числе работы Троцкого, которые Берзин давал читать своим товарищам. В «порядке выяснений троцкистских связей» бдительная домработница доносила также о долголетней тесной дружбе Берзина с Эйдеманом. Сталин принял решение за наркома обороны:

«Надо Берзина перевести на строевую службу».

В мае 1937 года упоминавшийся выше заведующий отделом международных связей Коминтерна Мельников как бывший сотрудник РУ РККА в ходе следствия сообщил о сотрудничестве с японской разведкой работника японской резидентуры военной разведки РККА полкового комиссара 1-го секретаря полпредства СССР в Японии А. Б. Аскова.

Из их показаний следовало, что вся агентурная сеть в Маньчжурии, Китае, Италии. Германии, Чехословакии и Америке была выдана ими японской разведке. Начальник Восточного отдела РУ РКК Ф. Я. Карин под давлением следователей назвал ряд ценных агентов, в том числе «Рамзая», которые якобы были выданы им иностранным разведкам.

Яндекс.Метрика