Опубликовано Фев 18, 2015 в Репрессии в Красной армии

Не менее значимым для РККА стал так называемый «военноэсеровский заговор», который был сфабрикован в соответствии с указаниями Сталина. Накануне ареста, 6 января 1937 года командующий БВО командарм 1 ранга И. П. Белов, на очной ставке с Урицким и Булиным в присутствии Сталина, Молотова, Ворошилова и Ежова отрицал свое участие в каких-либо заговорах.

Однако уже 7 января на допросе он «признал», что является членом эсеровской организации. Якобы еще в период стажировки в Германии он встречался там с Н. Н. Масловым: «Я вчера на очной ставке с Урицким и Булиным, совершил новое тяжкое преступление. В присутствии т. Сталина, Молотова. Ворошилова и Ежова не признал себя виновным». Белов также «сознался», что он был завербован в группу правых в РККА Бухариным; что В 1917—1918 годах состоял в партии эсеров, о чем дал показания на следующий день после очной ставки в присутствии Сталина. Его заявление на имя Ежова, произвело впечатление на Сталина, который специально отметил в показаниях все, что касалось эсеровского прошлого Белова. 17 января Сталин направил Ежову записку:

«Линия эсеров (левых и правых вместе не размотана... Если бы Белов сам не стал бы разматываться по линии эсеров. НКВД сидел бы в потемках. Белов сказал кое-что, но не все сказал. Паскуцкий. Урицкий, Фельдман должны дополнить Белова Нужно иметь в виду, что эсеров в нашей армии и вне армии сохранилось у нас немало. Есть в НКВД учет эсеров («бывших») в армии. Я хотел бы его получить и побыстрее».

После этой сталинской записки характер допросов Белова резко изменился. Записка была своеобразным социальным заказом разоблачить новое направление, вернее, ответвление «военно-фашистского заговора» — «военно-эсеровский заговор». С полным правом можно утверждать. что данный «заговор» появился в результате сталинских указаний.

Уже 18 января, буквально на следующий день в деле Белова произошел коренной поворот. Главное внимание следователей НКВД было теперь сосредоточено на выяснении его «эсеровского» прошлого и «комплектовании» списка участников «военно-эсеровского» заговора. В его состав включили начальника Артиллерийского управления РККА Н. А. Ефимова, командующего САВО Грязнова, командующего ЗабВО командарма 2 ранга М. Д. Великанова, всего окаю 30 военнослужащих.

В феврале 1938 года Ежов представил Сталину фамилии выявленных бывших членов эсеровской партии в частях РККА. Из общего количества (около 250 человек), Сталин отметил менее десяти фамилий военнослужащих, которые затем были арестованы.

Яндекс.Метрика