Опубликовано Июн 8, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

Для поступавших в центр материалов о контрреволюционных заговорах в период с января по июнь 1937 года было характерно то, что люди, о которых там шла речь, были связаны с арестованными ранее крупными руководителями, осужденными в январе 1937 года по делу о так называемом параллельном антисоветском троцкистском центре во главе с Пятаковым.

Аресты следовали по принципу цепной реакции; было достаточно просто работать под непосредственным началом разоблаченного «вредителя» или «шпиона», чтобы быть обвиненным в соучастии в заговоре и арестованным. Самые сильные репрессии обрушились на сотрудников важнейших оборонных предприятий и железнодорожного транспорта. Аварии, крушения на железнодорожном транспорте теперь рассматривались главным образом как результат вредительской деятельности. Этим происшествиям стали придавать политическую окраску.

В январе 1937 года произошли крушения на Северо-Кавказской железной дороге. Ежов направил Сталину спецсообщение, в котором оценил крушения как ответ троцкистов на процесс по делу так называемого параллельного антисоветского троцкистского центра. Начальник Северо-Кавказской железной дороги был расстрелян. 17 февраля на перегоне Камчиха-Учак Южно-Уральской железной дороги товарный поезд, машинист которого проглядел красный сигнал светофора, повредил два хвостовых вагона пассажирского поезда. В результате было убито восемь человек и ранено семнадцать. Начальник ГУГБ НКВД СССР по Челябинской области в шифротелеграмме в центр запрашивал указаний «присоединить ли это дело к общему делу троцкистской организации на Южно-Уральской ж. -д. или подготавливать для заслушивания на отдельном процессе на месте крушения». Начальник ГУГБ Агранов дал указание «присоединить к общему делу».

Яндекс.Метрика