Опубликовано Окт 31, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Достаточно типичной выглядит и судьба первого секретаря Сталинградского обкома ВКП(б) Б. С. Семенова, занимавшего до конца 1936 года пост секретаря Крымского обкома партии, а затем назначенного в Сталинград вместо Варейкиса, который был направлен ЦК ВКП(б) секретарем Дальневосточного крайкома партии.

В период кампании борьбы с троцкистами 27 января 1937 года был арестован заведующий отделом пропаганды Крымобкома Б. С. Ольховый. До июля 1937 года он фактически не давал показаний, но 11 июля назвал Семенова руководителем правотроцкистской организации. Атаки НКВД на секретаря обкома, поиски компрометирующих его материалов начались после критики Сталиным на июньском пленуме 1937 года состояния сельскохозяйственного производства в Крымской АССР. Не удалось повлиять Семенову и на судьбу приехавшего с ним в Сталинград из Крыма бывшего главного редактора газеты «Красный Крым», а затем «Сталинградской правды» С. Г. Мадонова, который был арестован 8 апреля 1937 года.

В июле 1937 года следствию удалось выбить показания, свидетельствующие об участии Семенова в контрреволюционной организации от арестованных в марте-апреле 1937 года секретарей: Симферопольского горкома ВКП(б) — Ф. А. Фомина. Керченского — В. И. Окоркова, Севастопольского — А. С. Левитина, а также от заведующего отделом руководящих партийных органов Крымобкома С. А. Лейкина. Их аресты были продолжением той волны обвинений и арестов в отношении партработников, охватившей Украину и Северо-Кавказский край, а затем и другие регионы страны. Определенную негативную роль в устранении руководящих партработников сыграл вновь назначенный секретарь Крымобкома Лаврентьев (Картвелишвили), который начал чистку своих кадров.

В личном архиве Сталина отложилось значительное количество сообщений с информацией о положении в областях от постоянных корреспондентов газеты «Правда», которые главный редактор и одновременно завотделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Л. З. Мехлис регулярно посылал Сталину. Семенов не подозревал о том насколько нелестной была характеристика, данная ему в марте 1937 года. Как явствовало из сообщения спецкора «Правды» он был «слабым руководителем».

В ходе обсуждения решений февральско-мартовского пленума ВКП(б) 1937 г. Семенов не сумел якобы поддержать здоровый тон критики работы партийной организации. В результате один из выступавших неправильно воспринял ее общую направленность и сравнил город, носящий имя Сталина, с фашистским Римом. Основанием для сравнения стали факты принудительного распространения портретов бывшего секретаря обкома Варейкиса, а выступавший предположил, что так же в Италии распространяли портреты Муссолини.

Корреспондент «Правды» подметил и некоторую напряженность в отношениях между секретарем обкома и группой работников, привезенных им из Крыма с одной стороны, и местными партийными и советскими руководителями, среди которых он специально выделил группу тех, кто работал вместе с Варейкисом, — с другой. После ареста в Крыму Ольхового, которого Семенов хотел назначить на должность завотделом пропаганды, эта напряженность, по словам спецкора, еще больше усилилась. Причем обо всем этом Семенов даже не подозревал.

Сразу после окончания июньского пленума ЦК ВКП(б) 2 июля Семенов отправил Сталину письмо, о котором писал:«После Вашего доклада, т. Сталин, и на опыте своих ошибок в Крыму я извлек большой урок, стал зорче, острее настроен»; он отметил также, что делал все возможное для выполнения планов заготовок сельхозпродукции.

ковры из Беларуси

Яндекс.Метрика