Опубликовано Фев 2, 2015 в Репрессии в Красной армии

15 августа 1937 года Сталин получил спецсообщение от наркома внутренних дел Украины И. М. Леплевского, который представил обширные сведения о националистической антисоветской организации, раскрытой НКВД. Среди участников организации упоминался и командарм II ранга командующий Харьковским военным округом И. Н. Дубовой, который был арестован с санкции Ворошилова 21 августа того же года.

Внимательно изучив протокол допроса И. Н. Дубового от 22 августа, Сталин на полях внес свои замечания, адресованные наркому внутренних дел Ежову. Внимание генсека привлекла информация о том. что на складах Харьковского и Киевского военных округов действовали диверсионные ячейки, которые готовились ослабить мощь Красной Армии в момент начала войны, готовили диверсии на военных складах. Сталин дал указание «выяснить» положение дел. Уже через несколько дней Леплевский рапортовал о разоблачении диверсионных групп в Украинском военном округе.

Кампания по выявлению «диверсантов» в рядах РККА набирала обороты. Перед НКВД в этом документе были поставлены задачи, ставящие органы госбезопасности в двойственное положение. С одной стороны, они выступали в качестве одной из надзорных инстанций, призванных контролировать деятельность всех служб складов. С другой стороны, им вменялось в обязанность «повседневно наблюдать за состоянием противопожарного инвентаря и оборудования водоемов, внутрискладских дорог и подъездных путей, качества пожарной и караульной сигнализации, исправности электропроводки и проволочных ограждений, освещения подступов к складу, своевременной очистки складских помещений и территории склада от захламленности и особенно от промасленных тряпок и бумаги и другой ветоши, имеющих свойство воспламенения. Иметь в виду, что все это используется врагами в диверсионных целях».

То есть помимо контроля над работой всех служб военных складов, на Особые отделы возлагалась задача учета фактического количества и качества имущества. Изначально было ясно, что поставленные таким образом перед военными контрразведчиками задачи невыполнимы, поскольку являются функцией других различных служб, обеспечивающих функционирование военных складов.

Как следовало из представленной Ворошиловым программы по ликвидации последствий вредительства в РККА, это направление деятельности органов госбезопасности должно было стать одним из главных. Уже в апреле 1938 года Ежов направил Сталину спецсообщение начальника УНКВД Московской области старшего майора госбезопасности В. Е. Цесарского, который докладывал об итогах проверки артиллерийских складов во вверенном ему военном округе. Представала удручающая картина: огромное количество боеприпасов хранилось под открытым небом, некоторые станции были просто забиты вагонами с боеприпасами, не были оборудованы подъездные пути для их разгрузки. Сообщалось также, что в течение 1937—1938 годов на складах было арестовано 87 участников военно-фашистского заговора, из которых 78 человек оказались шпионами и диверсантами.

Яндекс.Метрика