Опубликовано мая 25, 2014 в Поиски врагов в партии

Работу органов государственной безопасности контролировал лично Сталин. 29 ноября 1935 года он прочитал два спецсообшения из НКВД, которые затем переадресовал Н. Ежову.

В них подводились предварительные итоги оперативной работы органов государственной безопасности по проверке партийных документов. В сообщении № 57557 от 5 ноября заместитель Ягоды Я. С. Агранов представил статистические данные о количестве выявленных врагов партии, а также привел ряд примеров, составленных на основании материалов с мест.

В спецсообщении от 27 ноября № 57673 развернутую картину проведенной операции представил нарком НКВД Украины, он ссылался на данные, полученные в ходе проверки партдокументов в этой крупнейшей республике. Динамику результатов деятельности органов госбезопасности можно проследить. сравнив поступившее Сталину спецсообщение от 5 ноября и направленное ему обобщенное сообщение от 28 ноября №57688.

1

В числе других арестованных указывались националисты, фашисты и террористы и др. В спецсообщениях, направляемых Сталину в ноябре-декабре 1935 года, четко прослеживаются две основные линии.

Во-первых, органы госбезопасности обращали внимание генсека на серьезную опасность, которую для страны представляли троцкисты. Так, на примере деятельности секретаря Сталинского райкома партии г. Одессы Д. Д. Томашкина и бывшего секретаря Кременчугского городского комитета партии Б. С. Невельского делался вывод о том. что большое количество «троцкистских элементов» было принято на советскую работу, и они заняли важные посты в советском аппарате; что «троцкисты-двурушники в советских учреждениях и хозорганах нередко покровительствовали явным контрреволюционным элементам, не только брали их под защиту, но и непосредственно участвовали в контрреволюционной работе».

Во-вторых, особо подчеркивалось, что среди подозреваемых в шпионской деятельности и арестованных по обвинению в шпионаже значительную массу составляли политэмигранты, которые перешли на советскую сторону, по мнению НКВД. якобы для выполнения заданий иностранных разведок. Такое отношение к иностранцам и политэмигрантам являлось следствием сложившейся в стране обстановки, проявлением шпионофобии. На областных совещаниях, где обсуждались вопросы, касавшиеся проверки партийных документов, Ежов инструктировал актив: «С немцами у нас обострились отношения, за ними надо глядеть, с поляками тоже, за англичанами надо глядеть, а вот американцы уж больно хорошие люди, и к ним отношение самое демократическое, тем более, что они и сами своим демократизмом швыряются. Имейте в виду, что американцы, как правило, почти все шпионы...».

Чаще всего в спецсообщениях фигурировали политэмигранты и перебежчики из Польши; наряду с ними в качестве националистов упоминаются и политэмигранты из Франции, члены французской компартии. В Ленинграде были исключены из партии и арестованы как агенты японской разведки преподаватели-корейцы, работавшие в Институте востоковедения.

Яндекс.Метрика