Опубликовано Янв 17, 2015 в Разгром советской номенклатуры

До лета 1937 года Ежов регулярно направлял протоколы допросов, заявления Бухарина и Рыкова Сталину. После июньского 1937 года пленума ЦК ВКП(б) в личном архиве Сталина не отложились материалы по предстоявшему в марте 1938 года процессу. Скорее всего, подготовка к нему была целиком возложена на Ежова и Вышинского. К этому времени были получены основные показания, и задача сотрудников органов госбезопасности заключалась лишь в тщательной отработке сценария.

Сталин внес незначительные поправки в проект обвинительного заключения, представленный ему накануне процесса. Конкретно он изменил на более раннюю дату начало «шпионской» деятельности Крестинекого, указал на неточнос ть формулировки обвинений н отношении Чернова как германского шпиона и его контактов с одним из лидеров меньшевистского движения в эмиграции Ф. Даном, который «связывался» с германской разведкой.

Накануне процесса происходила подготовка основных обвиняемых. Нарком НКВД Ежов встречался с Бухариным и использовал различные приемы для его обработки. В январе 1938 года он убеждал Бухарина, что на первой сессии Верховного совета СССР будет принято специальное решение о 25 годах заключения для основных фигурантов. После допроса 1 марта 1938 года Бухарин был обеспокоен изменением позиции Ежова, который в январе высказался определенно о смягчении приговора, а 1 марта изложил только свое мнение.

Во время суда Сталин получал ежедневные сообщения о реакции различных слоев населения, представителей дипломатического корпуса Следует отметить, что в ходе этого судебного процесса НКВД резко изменил тактику информирования Сталина о ходе судилища. В отличие от своего отношения к предшествующим судебным процессам августа 1936 и января 1937 года, в этот раз складываюсь впечатление, что Сталина в большей степени волновали не вопросы, связанные с поведением подсудимых, обвинениями на процессе, а реакция на него населения страны и мировой общественности.

Ежов каждый день направлял Сталину подробные сообщения об отношении к процессу различных категорий населения. В этих донесениях достаточно объективно передавалось настроение рабочих, служащих, научно-технической интеллигенции, представителей культуры и искусства, работников дипкорпуса. На фоне многочисленных спецсообщений, которые получал Сталин, резко выделялась информация наркома внутренних дел Украины А. И. Успенского. Один из главных сценаристов январского 1937 года процесса о так называемом параллельном троцкистском центре он давал сугубо одностороннюю информацию о якобы всеобщем одобрении населением расправы с «троцкистско-бухаринскими шпионами и вредителями». Однако в аналитических записках из НКВД Белоруссии (Б. М. Берман), УНКВД по Ленинграду и области (М. И.Литвин) содержались более объективные оценки реакции населения на этот и другие политические судебные процессы.

Яндекс.Метрика