Опубликовано Апр 21, 2014 в Потенциальные агенты

Было бы ошибкой утверждать, что органы государственной безопасности не встречали никакого сопротивления. В период усиления репрессий против советских граждан, в том числе и польской национальности, предпринимались отдельные попытки противостоять необоснованным арестам и приговорам.

Сотрудники Генеральной прокуратуры СССР во главе с И. А. Акуловым, осуществлявшие надзор за деятельностью органов госбезопасности, сообщали высшему руководству о конкретных фактах нарушения законности. 11 января 1935 года И. А. Акулов, который одно время являлся заместителем Председателя ОГПУ, сообщал Сталину, что в Прокуратуру поступили заявления от одиннадцати осужденных по делу ПО В в Белоруссии, которые жаловались на незаконные методы следствия.

К своей записке Генеральный прокурор СССР приложил заявления осужденных. Один из них. Ю. В. Витковский писал: «Еще раз заявляю, что все мои показания как о своей контрреволюционной работе, а также других являются ложными и написаны исключительно исходя из заявления заместителя начальника областного отдела ОГПУ Галицкого, что «партия требует самопожертвования и жертв ряда людей*2. Однако никакого решения о дополнительном расследовании фактов фальсификации показаний принято не было. Наоборот, аресты среди поляков продолжались.

После снятия Г. Ягоды с поста наркома НКВД антипольская направленность репрессий не ослабела. 29 декабря 1936 года был арестован Т. Ф. Домбаль, академик Белорусской академии наук, заведующий кафедрой социально-экономических наук Московского института электрификации и механизации. Новый нарком НКВД Н. И. Ежов и спец-сообщении И. Сталину писал, что якобы Т. Ф. Домбаль после провалов в 1934—1935 годах организаций ПОВ на Украине и в Белоруссии по заданию разведывательных органов Польши возглавил Польскую военную организацию.

А в ходе допросов как-будто бы признал, что лично встречался со Скарбеком-Шацким, после ареста которого руководил всей разведывательной работой на территории СССР. И. Сталин на протоколе допроса отметил важность показаний Т. Домбаля и проявил интерес к лицам, передававшим ему разведывательные материалы, написав на первом листе протокола допроса: «От кого Д. получал эти «материалы?».

Под постоянным контролем органов госбезопасности НКВД СССР находились и советские немцы, которые после 1933 года стали также рассматриваться в качестве потенциальной вербовочной базы иностранных разведок.

Яндекс.Метрика