Опубликовано Июн 11, 2014 в Антисоветчики

Понять массовые репрессии 1937—1938 годов достаточно трудно без выяснения такого важного направления деятельности органов госбезопасности как выявление и пресечение антисоветских высказываний и действий, недопущение публичной критики проводимой в стране внутренней политики. Эту работу сотрудники НКВД называли своим основным хлебом.

В деревне крестьяне выказывали недовольство непомерными налогами, отказывались от подписки на государственные займы, агитировали за выход из колхозов. Тысячи председателей сельсоветов и колхозов, бригадиров были арестованы за призывы в первую очередь обеспечить зерном трудодни, а затем сдавать хлеб государству.

Осенью 1936 года, в период обсуждения проекта Конституции СССР сотрудники органов государственной безопасности информировали высшее руководство страны о жалобах крестьян на нищенское существование, их требованиях вместо трудодней ввести денежную оплату труда, как у рабочих в городе. Одна из крестьянок при обсуждении проекта нового Основного закона предложила вместо лозунга «Кто не работает, тот не ест» принять новый лозунг «Кто работает, тот должен есть».

Одновременно принимались меры по оперативной разработке тех крестьян, которые обвиняли партийное и советское руководство в ограблении деревни. Однако для основной массы крестьянства были характерны сетования на трудности, а не призывы к сопротивлению. И это не удивительно, поскольку лишь в 1933 году было арестовано более ста тысяч человек за участие в так называемой повстанческой контрреволюции, то есть наиболее радикально настроенные крестьяне.

Органы госбезопасности в деревне были одним из звеньев в цепи различных организаций, закреплявших практически крепостной труд крестьян. Их первоочередной задачей являлось «очищение» деревни от бунтарских элементов.

Яндекс.Метрика