Опубликовано Июн 19, 2014 в Разгром оппозиции

Наиболее ярко о «работе» следователей рассказал в своем письме Сталину арестованный Л. А. Шацкин. 22 октября 1936 года он писал: «Главный мой следователь Гендин составил текст моего признания в терроре на четырех страницах (причем включил в него разговоры между мной и Ломинадзе, о которых у него никаких, в том числе и ложных, данных быть не может).

В случае отказа подписать это признание мне угрожали: расстрелом без суда или после пятнадцатиминутной формальной процедуры заседания Военной коллегии в кабинете следователя, во время которой я должен буду оканчиваться только односложными ответами «да» и «нет», организованным избиением в уголовной камере Бутырской тюрьмы, применением пыток, ссылкой матери и сестры в Колымский край».

Такие методы давали результаты. И 29 июня 1936 года Ягода уже рапортовал о фактическом завершении следствия. Двое обвиняемых — Е. А. Дрейцер. возглавлявший охрану Троцкого в 1927 году, участник Гражданской войны, награжденный двумя орденами Красного Знамени, и Р. В. Пикель. бывший секретарь Зиновьева — дали нужные показания. По распоряжению Сталина протоколы их допросов были направлены членам Политбюро. В показаниях Дрейцера Сталин подчеркнул важные с его точки зрения факты, на которые он и обращал внимание соратников. Дрейцер показывал: «Мне были поручены подготовка и совершение террористического акта в первую очередь против Сталина и Ворошилова.

По прямой директиве Л. Д. Троцкого наш всесоюзный центр троцкистско-зиновьевского блока должен был подготовить и совершить убийство Сталина и Ворошилова с целью обезглавить руководство ВКП(б) и Красной Армии. В том же 1934 году я получил письменную директиву Троцкого через его сына Седова о подготовке к совершению террористического акта против Сталина <...> Пикель сообщил мне. что центром троцкистско-зиновьевского блока в 1934 году было принято решение о физическом уничтожении ряда членов Политбюро, в первую очередь Сталина и Кирова. Пикель сообщил мне. что для этой цели подбирались соответствующие лица, которые должны были совершить террористические акты.

От Пикеля мне стало известно, что убийство Кирова было совершено по заданию центра троцкистско-зиновьевского блока, причем Пикель сообщил, что об этом ему известно со слов Рейнгольда. Пикель рассказал мне также о том, что за месяц до убийства Кирова он по указанию Зиновьева, переданному ему Рейнгольдом, уехал на Шпицберген. Зиновьев мотивировал необходимость этой поездки тем, что в связи с: предстоящим покушением на Кирова, несомненно, начнется разгром нелегальной организации, поэтому важно уберечь от провалов ряд законспирированных работников».

Подбор и доставка коллективов

Яндекс.Метрика