Опубликовано Авг 13, 2014 в Изменение карательной политики

В конце апреля 1937 года от арестованных сотрудников НКВД были получены первые показания на высший командный состав РККА. В ходе допросов бывший замнаркома НКВД Г. Е. Прокофьев, начальник Особого отдела М. И. Гай и заместитель начальника отдела. И. Волович рассказали о связях маршала Советского Союза М. Н. Тухачевского, командарма 1 ранга И. П. Уборевича, командарма 2 ранга А. И. Корка и других военных с Ягодой, «заговорщиком» в НКВД.

Следователи НКВД получили компрометирующие данные о Тухачевском, который якобы был участником заговора военных, готовивших военный переворот. Не удивительно, что эти факты были получены от арестованных сотрудников НКВД. Они. давая необходимые показания, руководствовались тем, что имели опыт и «заслуги» в раскрытии «заговоров» оппозиционеров. Не являясь политическими фигурами, они предполагали, что их не будут использовать для возможных открытых процессов. Немаловажное значение имели и обещания всемогущего наркома НКВД Ежова сохранить им жизнь. Один из ближайших помощников наркома И. И. Шапиро рассказал о беседе Ежова с арестованным Прокофьевым, в ходе которой нарком сказал о необходимости дать нужные показания. Тот вытянулся, встал по стойке смирно перед вышестоящим начальником и ответил: «Есть».

К 25 апреля 1937 года в НКВД был сфабрикован материал о привлечении Ягодой для совершения «дворцового» переворота военных авторитетов. Заместитель наркома НКВД Прокофьев показал, что Ягода совместно с Гаем установили связи с Тухачевским. Уборевичем. командармом 1 ранга И. Э. Якиром, А. И. Корком, комкором Р. П. Эйдеманом. Это была проведенная Ежовым комбинация по компрометации высшего военного командования. Гай возглавлял военную контрразведку страны и по роду своей деятельности неоднократно встречался с представителями высшего командного состава Красной Армии. Убедительными и достоверными являлись также факты об их критическом отношении к наркому Ворошилову, обидах из-за того, что не всем достались в 1935 году маршальские звания.

О том, что дело по никогда нс существовавшему заговору военных было подготовлено в центре по указанию Ежова, свидетельствовал и секретарь ЦК КП (6) Украины Н. Н. Попов, который знал о дружеских отношениях между Якиром и Балицким. Он вспоминал, что на заседаниях Политбюро ЦК КП (6) Украины Балицкий и Якир поддерживали друг друга и называли себя «генеральской фракцией».

В то время, когда давал показания Прокофьев. 20-25 апреля 1937 года Якир рассказал Попову, что Балицкий жаловался ему по телефону, что Ежов и по его приказанию начальник Особого отдела ГУ ГБ НКВД СССР Леплевский настаивали на том. что на Украине существует крупный военный заговор, который необходимо раскрыть.

Яндекс.Метрика