Опубликовано Июл 17, 2014 в Изменение карательной политики

Первые аресты среди военнослужащих, которые можно рассматривать как преддверие «большого террора», произошли в августе 1936 года в связи с процессом по делу так называемого троцкистско-зиновьевского блока.

На начальном этапе жертвами стали военнослужащие высшего и старшего командного состава, высоко оценивавшие роль Л. Троцкого на посту председателя Реввоенсовета в годы Гражданской войны и поддерживавшие его в 1920-е годы. На основании показаний, полученных в ходе допросов Е. Дрейпера. Р Пикеля и других, в июле-сентябре 1936 года было арестовано шесть офицеров в генеральских званиях (комкор В. Путна. комкор В. Примаков, комкор С. А. Туровский, комдив Д. А. Шмидт, комдив Ю. В. Саблин, комбриг М. О. Зюк). Не были секретом факты дружеских отношений женатых на сестрах Туровского и Шмидта Дрейпер, будучи проездом в Харькове, всегда останавливался у Туровского, заместителя командующего Харьковским военным округом, жил на его даче пол Харьковом.

После процесса развернулась политическая кампания по поиску сторонников Л. Троцкого и Г. Зиновьева, совпавшая по времени с обменом партийных документов. В октябре 1936 года в Военно-политической академии им. Толмачева, многие сотрудники которой, по данным НКВД, выступали в поддержку троцкистской платформы в 1920-е годы, было арестовано несколько военнослужащих; в декабре того же года они были приговорены Военной коллегией Верховного суда к расстрелу. Из пятнадцати членов «террористической группы Фенделя» девять участников, обвиненных в подготовке «фашистского заговора» были приговорены к высшей мере наказания.

Начальник ПУ РККА Я. Б. Гамарник, выступая 4 марта 1937 года на пленуме ЦК ВКП(б), отмечал, что эта группа была раскрыта благодаря данным НКВД. 5 ноября 1936 года Г. Маленков докладывал И. Сталину о первых итогах работы по выявлению в процессе обмена партдокументов среди военнослужащих лиц, ранее примыкавших к троцкистам, и назвал 62 человека, служивших в центральном аппарате НКО и военных академиях. Из них более половины были выявлены в военных академиях. Была учтена и поддержка военными Троцкого в 1923—1924 и 1926—1927 гг...

Однако вплоть до январского 1937 года процесса аресты в Красной Армии имели «вялотекущий» характер. В ходе допросов ряд арестованных отрывочно упоминали и давали скудные сведения об участии в троцкистской организации по военной линии Шмидта. Зюка, Примакова. В Азово-Черноморском крае показания на них «с помощью» следователей 22 ноября дал Я. Бородицкий, директор краевого управления «Союзкультура». В Киеве 25 октября 1936 года аналогичные показания на В. Примакова дал Председатель Госплана, заместитель председателя СНК УССР Ю. М. Коцюбинский. 16 ноября Радек указал на Шмидта как ответственного за подготовку террористической работы в армии, а 12 декабря сообщал о существовании заговора военных и специальной группы в лице Примакова. Шмидта, Путны, Кузьмичева. 14 декабря Сокольников на допросе дал показания о подготовке «прямой измены командиров-троцкистов на фронте» в случае войны.

Яндекс.Метрика