Опубликовано Окт 22, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Существовали перекосы и в обеспечении материальными фондами различных наркоматов. Нарком связи СССР А. И. Рыков до своего ареста критиковал Сталина за то. что у того то левая, то правая опасность, то военная. Всеми фондами, которые выделялись наркомату, распоряжался Ворошилов. Рыков прямо заявлял, что скоро с гражданских учреждений снимут все провода и отдадут в наркомат обороны.

Было бы неверным утверждать, что партийные и советские руководители, которые критиковали внутрипартийные порядки, отсутствие подлинной демократии, свободы слова сами в своей повседневной деятельности руководствовались этими принципами.

По свидетельству Г. Касымова, директора Казанского педагогического института, секретарь Татобкома А. Лепа с партийными и беспартийными массами был связан только через окружавших его людей, то есть аппаратными работниками. Сотни простых коммунистов жаловались, что месяцами не могут попасть к нему на прием. За три года Касымов — член бюро окружного комитета партии и Татцика, несмотря на неоднократные попытки лично встретиться с партийным руководителем, ни разу не был принят, а все общение происходило только по запискам. На своем посту почти каждый крупный руководитель, который подвергал критике курс партии, вносил лепту в усиление террора. В сложившейся в стране системе управления они послушно следовали продиктованному Сталиным курсу.

Например, заведующий сельхозотделом ЦК ВКП(б) Я. А. Яковлев принял самое активное участие в развернувшейся в стране кампании по искоренению вредительства. В конце июля 1937 года он выехал в инспекционную поездку в Белоруссию. На очередном совещании в Минске обсуждались вопросы о ликвидации очередей за хлебом. В шифротелеграмме Сталину Яковлев докладывал о поведении наркома внутренней торговли Гуревича. Его попытка скрыть положение, а также стремление не раскрывать объективное состояние продовольственного снабжения населения вызвали подозрение. В результате ночного передопроса арестованных, проведенного НКВД Белоруссии, было установлено, что Гуревич состоял членом «контрреволюционной» организации и хлебные очереди организовал по ее поручению. Яковлев сообщал о принятых мерах:

«Вчера Гуревич был по нашему предложению арестован...

а) разрабатываем мероприятия по ликвидации вредительства;

б) организуем передопрос ряда лиц ранее арестованных с целою выявления нет ли какого-либо «запасного центра».

Начальник УНКВД Западно-Сибирской области Миронов жаловался наркому на секретаря крайкома Р. И. Эйхе, который заставлял его арестовывать партийно-советский актив, хозяйственных работников, не предоставляя конкретных материалов об их враждебной деятельности. В ответ ему было сказано, что секретарь крайкома является кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б) и ему лучше знать, кого надо арестовывать.

Помимо проявлений критики своего политического курса Сталин внимательно отслеживал в показаниях все, что было связано с национально-территориальным устройством СССР. Существенным фактором внутриполитического развития страны являлся постоянно присутствовавший аспект возможного раздробления Советского Союза на ряд независимых государств, поэтому положение в союзных и автономных республиках было предметом особого внимания органов государственной безопасности.

Танцуем Форро!

Яндекс.Метрика