Опубликовано Июн 19, 2015 в Репрессии в Красной армии

Имелось значительное отличие в обвинениях, предъявленных командующим военными округами, это зависело от специфики региона. Так, в показаниях командующих ЗакВО и САВО отмечался национальный аспект, их связь с так называемыми националистическими проявлениями в республиках. Командующего ЗакВО Куйбышева обвиняли в том. что он пытался сформировать из азербайджанской дивизии ударную военную силу националистов. В июне 1937 года, принимая командование округом от командарма 2 ранга М. К. Левандовского он узнал, что в ЗакВО из 7 командиров дивизий 5 были арестованы, а из 26 командиров полков осталось.

Однако Куйбышев не был исключением в развернувшейся в стране вакханалии арестов. 2 июля, сразу после назначения он и первый секре-
тарь ЦК КП(б) Азербайджана М. А. Багиров направили шифротелеграмму Сталину с сообщением о «раскрытом» органами НКВД заговоре в азербайджанской дивизии, которая представляла собой центральное звено повстанческого движения. Предлагалось арестовать командный состав этой дивизии. Сталин написал на телеграмме: «За арест». Предложение Куйбышева и Багирова, которое переадресовывалось для исполнения Ежову, поддержал и Ворошилов. Конечно, Куйбышев не мог предполагать, что через несколько месяцев он сам будет выступать в качестве соучастника «заговора», к «раскрытию» которого имел непосредственное отношение.

Аресты и последующие обвинения в адрес командиров корпусного и дивизионного звена были в определенной мере однотипными. Так, командир 26 стрелкового корпуса ОКДВА комдив И. И. Василевич был арестован 20 июня 1937 года на основании материалов, поступивших из НКВД Белоруссии. В начале 1930-х годов он являлся начальником Минского военного училища.

Первоначально от него «получили» показания о том, что он входил в так называемую нацдемовскую организацию белорусских националистов, якобы ставившую своей целью отделение Белоруссии от СССР. Эта информация была получена после ареста 2 секретаря ЦК КП (б)Б И.А.Василевича и разгрома руководящего партийно-советского аппарата в республике. Однако в декабре 1937 года появились новые обстоятельства. Во-первых, объективные трудности, связанные с фактором размещения мощной группировки войск на Дальнем Востоке, которые фигурировали в показаниях командования ЗабВО и ОКДВА, присутствовали и в показаниях Василевича.

Отвлечение красноармейцев на строительные работы в интерпретации следователей означало целенаправленную деятельность «по срыву боевой подготовки». В январе 1938 года Василевич «признал» участие в заговорщической организации заместителя наркома обороны бывшего командующего Приморской группой командарма 1 ранга И. Ф. Федько. Затем следователи «раскрыли шпионскую» работу Василевича. И здесь упоминались арестованные к декабрю 1937 года начальник РО штаба ОКДВА Валин и военные атташе СССР: в Японии И. А. Ринк, в Китае — Э. Д. Ленин.

Яндекс.Метрика