Опубликовано Янв 2, 2015 в Разгром советской номенклатуры

В материалах уголовного дела Рухимовича содержатся данные многочисленных экспертиз, в которых убедительно опровергаются все вымышленные обвинения. Одновременно приводятся показания сотрудника НКВД, который во время допроса, проводимого П. Я. Мешиком. зашел в кабинет следователя и стал свидетелем избиения Рухимовича.

После изучения показаний участника «антисоветской троцкистско-диверсионной организации директора Шостенского порохового завода М. Г. Нефедова от 26 августа 1937 года. Сталин дал указание об арестах более 30 человек. Он отметил и начальников производств, заводской ТЭЦ, главного инженера и других руководителей. В вину директору ставилось затягивание на 1,5 года ввода завода, незавершенное строительство. диспропорции в развитии отдельных цехов. «Для большей убедительности «вредительской» деятельности Нефедову припомнили его членство в меньшевистской партии, связь с Углановым в период работы с 1926 года в Московском городском совете профсоюзов. Планы «вредительской» деятельности он согласовывал с репрессированным Ратайчаком и арестованным бывшим начальником Всесоюзного порохового треста, заместителем начальника Мобилизационного управления НКОП Д. Я. Коттом. На полях протокола допроса Сталин сделал пометку: «Арестовать». Может быть. Сталин страдал забывчивостью, но такую же пометку он поставил и напротив фамилии Н. А. Ефимова, начальника Артиллерийского управления НКО, арестованного еще в мае 1937 года. В этот же день он проявил внимание и к состоянию дел на заводах по производству синтетического каучука.

Директор Ярославского резинового комбината Л. Т. Стриж, арестованный по показаниям начальника Главного управления льняной промышленности В. Н. Хронина, на допросе признал, что главной задачей «заговорщиков» была компрометации политики Сталина перед населением СССР.

Аналогичным было положение руководителей и в других областях тяжелой и оборонной промышленности. Практически сразу после арестов наркомов и начальников главных управлений появились факты, компрометирующие большинство других руководителей. Арестованный в июне 1937 года заместитель начальника Главалюминия НКТП В. С. Татаринский указал на десять директоров заводов алюминиевой промышленности как на участников «вредительской» организации. В сопроводительной записке к протоколу его допроса Ежов поставил вопрос об аресте и начальника Главалюминия Н. С. Харитоненко, который вскоре также был арестован.

Некоторые директора заводов под маховик репрессий попали позднее. Одним из основных производителей алюминия являлся Днепропетровский завод, дававший около 70 % производимого в стране, являясь поставщиком для подавляющего большинства заводов авиационной промышленности. Директор Днепропетровского завода П. И. Мирошников сумел доказать, что руководство делало все возможное для обеспечения бесперебойной работы предприятия. Дирекция завода сумела приблизить вспомогательные производства к основному, исключив несвоевременный подвоз необходимых компонентов для производства алюминия. А недовыполнение плана 1937 года было связано с объективными трудностями, от завода не зависящими: Днепрогэс из-за засушливого года не сумел полностью наполнить водохранилище и выдавал электроэнергию только на 70 %.

Яндекс.Метрика