Опубликовано Июн 25, 2014 в Разгром оппозиции

8 сентября 1936 года в ЦК в присутствии Кагановича, Ежова и Вышинского была проведена очная ставка между Бухариным, Рыковым и Сокольниковым; последний ранее дал показания о связи правых с осужденными членами объединенного троцкистско-зиновьевского центра.

Однако никаких конкретных доказательств следствие не представило. По указанию Сталина все обвинения в отношении Бухарина и Рыкова были временно сняты. В этот период Сталин получил достаточное количество данных из НКВД на Пятакова и дал согласие на арест заместителя наркома тяжелой промышленности, понимая, что тем самым он одновременно наносит удар по наркому Орджоникидзе. Сталин не мог отказать себе в удовольствии заставить нервничать независимого и самостоятельного наркома, который позволял себе спорить с ним. 11 сентября он направил ему телеграмму из Сочи: «1. Пятаков уже арестован. 2. Возможно скоро будет арестован Радек. Торошелидзе и Буду здорово запачканы. Возможно и они будут арестованы... Привет Зине. И. Сталин».

29 сентября Политбюро ЦК ВКП(б) приняло крайне жесткое постановление «Об отношении к контрреволюционным троцкистско-зиновьевским элементам». Эти «элементы» рекомендовалось рассматривать в качестве <разведчиков, шпионов, диверсантов и вредителей фашистской буржуазии в Европе». Сталин нацеливал органы госбезопасности на <расправу с троцкистско-зиновьевскими мерзавцами». НКВД получил и конкретные указания в отношении категорий для репрессирования. Во-первых, необходима расправа с уже арестованными. И она последовала очень скоро.

4 октября 1936 года Политбюро впервые приняло решение об осуждении 585 человек — членов троцкистско-зиновьевских организаций списком. Списки были переданы в Военную коллегию Верховного суда СССР, где на основании закона от 1 декабря 1934 года дела рассматривались в упрощенном порядке. В феврале 1937 года была окончательно разработана процедура составления списков для дальнейшего их представления на Военную коллегию Верховного суда СССР.

В постановлении от 29 сентября были названы Н. И. Муралов, Г. Л. Пятаков. А. Г. Белобородов, обвиненные в принадлежности к троцкистско-зиновьевскому блоку, а также высланные ранее в различные регионы представители бывшей оппозиции. Упоминание фамилий людей, которые находились под следствием, служило сигналом для местных органов НКВД, указывало направление репрессий.

Анализ спецсообщений, полученных Сталиным в течение октября 1936 — июня 1937 года, позволяет показать, как разворачивались широкомасштабные кампании преследований партийных, советских работников, руководителей промышленных предприятий и учреждений.

Например, в Азово-Черноморском крае начальник У НКВД Г. С. Люшков в ходе следствия получил от арестованных оппозиционеров, а также лиц, проявлявших колебания во внутрипартийной борьбе 1920-х годов, «ценные» признания о существовании в крае разветвленной сети «троцкистских» организаций. В число первых допрошенных по троцкистским делам попал арестованный еще в феврале 1935 года и осужденный на 5 лет ссылки за принадлежность к оппозиции Н. И. Гордон, хорошо знавший директора Таганрогского металлургического завода Б. Колесникова и друживший с ним.

Профессиональное полнофункциональное обеспечение для любой аптеки

Яндекс.Метрика