Опубликовано Янв 17, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Объективность мартовских 1938 года сообщений определялась значительной полярностью приводимых высказываний. В некоторых случаях превалировали негативные оценки.

Рабочие и служащие говорили о необходимости повысить производительность труда, чтобы ликвидировать последствия действий «вредителей». Комбайнер Верхне-Днепровской МТС УССР на собрании заявил:

«Они хотели нашей смерти, но просчитались, на это я отвечу ударной работой и лучшими показателями».

Рабочие завода № 73 города Сталино и колхозники решили «просить правительство выпустить новый заем обороны, чтобы эти средства пустить на устранение вредительства».

Требования смертной казни для обвиняемых сопровождались многочисленными выпадами против Троцкого, который, по мнению трудящихся, тоже должен был быть привлечен к суду. Звучали и варварские призывы отрубить руки и головы всем оппозиционерам. В спецсообщениях цитировались высказывания о необходимости уничтожить Троцкого, который в это время находился в Мексике. По всей видимости, наиболее близкие к наркому НКВД руководители местных органов Успенский, Литвин, Дмитриев, уже знали о том, что Иностранный отдел ГУГБ НКВД СССР вел активную работу по подготовке ликвидации Троцкого, которая проводилась по указанию Сталина.

Богатая палитра негативных высказываний о процессе дает самое всестороннее и полное представление о замыслах организатора процесса — Сталина. Например, нарком НКВД Белоруссии Б. Берман в качестве примера оценки процесса привел два положительных и восемь отрицательных суждений. Аналогичные сообщения присылали начальники других управлений НКВД. Эти суждения отражали реальное отношение значительной части населения к политике советского государства. Критическое отношение к политике, проводимой в сельском хозяйстве, выражалось в том, что Бухарин представал в качестве борца за интересы крестьянства. «Опять расстреливают хороших людей, за то, что им не нравятся советские порядки. Эти люди были действительными защитниками крестьян. Все равно придет время, и все колхозы будут уничтожены».

Старший техник Покровский утверждал:

«Процесс инсценирован, чтобы избавиться от лиц, неугодных государству. Гнусное дело этот факт, но зато можно будет спрятаться за это дело и говорить, что вот до чего вредили, что и Москва осталась без продуктов. Ну, ладно, будем закусывать процессом».

Среди негативных откликов на процесс часто отмечался факт недоверия к лидерам правящей партии. «Сейчас трудно сказать, кто честен, — констатировал сотрудник горпроекта Попов, — никому нельзя верить».

Яндекс.Метрика