Опубликовано Янв 2, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Следователи всегда находили нужные «доказательства» для того, чтобы разоблачить «шпионско-вредительскую» деятельность, поскольку критика внутренней и внешней политики руководства страны приравнивалась к антисоветской агитации и пропаганде.

По заданию японцев Разумов якобы развернул «диверсионную» деятельность на Восточно-Сибирской железной дороге и готовил крушение поездов на время приезда Кагановича, создавал «диверсионные» группы на авиационном заводе в Иркутске и ряде других оборонных заводов.

Сталин жестко преследовал высший руководящий состав, обвиняя в отсутствии бдительности и связи с врагами народа. В июле 1936 года бывший председатель СНК нарком свяли СССР Л. И. Рыков совершил поездку в Дальневосточный край, где посетил ряд оборонных заводов и военных объектов. По возвращении в ДВК после окончания июньского 1937 года пленума ЦК ВКП(б) Варейкис, побывавший на приеме у Сталина 1 июля, направил генсеку телеграмму, в которой сообщал, что основными организаторами встреч Рыкова в ходе поездки последнего на Дальний Восток были уже арестованные бывший секретарь Дальневосточного крайкома Лаврентьев (Картвелишвили), начальник ПУ ОКДВА Аронштам и председатель крайисполкома Крутов. Именно они устроили торжественные встречи в ходе «шпионской поездки Рыкова и его своры».

В результате председатель Приморского облисполкома Петров был исключен из партии. Выговоры были объявлены директору авиационного завода И М. Жданову, секретарям обкомов: Нижне-Амурского -И. А. Васильеву, Зейского — Чепелю. Уссурийского — Овчинникову, а также председателю облисполкома Уссурийской области А. В. Гриневичу.

Поскольку данный регион имел стратегическое значение, Сталин внимательно отслеживал большинство спецсообщений, которые направлял ему Ежов и давал конкретные указания. Прозвучавшие в сообщении фамилии Гриневича и заместителя председателя Дальневосточного крайисполкома комдива Н. Н. Патрикеева, запомнились Сталину. Поэтому после получения очередной шифротелеграммы от начальника УНКВД ДВК Люшкова о показаниях, даваемых «заговорщиками» в Дальневосточном крае, он 5 сентября 1937 года лично обратился к Люшкову:

«Проверьте Патрикеева и Гриневича по ДВК. Возможно, что они причастны к делам заговорщиков. Результаты проверки сообщите т. Ежову. Секретарь ЦК Сталин».

9 сентября Люшков докладывал, что, действительно, и Патрикеев, и Гриневич оказались «заговорщиками» и уже дали показания о своей вредительской деятельности и участии в правотроцкистской организации.

Яндекс.Метрика