Опубликовано Июн 4, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

Важной особенностью становления советской экономики был негласный контроль над развитием наиболее важных промышленных и оборонных предприятий со стороны органов госбезопасности, поэтому информация из НКВД являлась для Сталина важнейшим источником информации о реальном положении дел: о ходе выполнения планов, внедрении новой техники и др. Начальники Экономического. Транспортного и Особого отделов ГУГБ регулярно направляли генсеку спецсообщении по широкому кругу вопросов.

Так, в течение июля — августа 1935 года Сталин принял решения на основании информации десяти спецсообщений из НКВД СССР. По вопросам обороны и экономического строительства он был проинформирован о неудовлетворительном хранении боеприпасов на линкорах «Октябрьская революция» и «Марат», об укрывательстве от государства крупных денежных сумм Особым корпусом железнодорожных войск, о дефектах в строительстве бензохранилищ на Дальнем Востоке, о срыве постановления правительства о развитии азотной промышленности, о недостатке доков для Тихоокеанского флота.

В каждом сообщении речь шла о конкретных людях, ответственных или виновных за недостатки. Наркомы, которым Сталин переадресовывал эти донесения, старались норой не допускать арестов специалистов. Так, в ответ на пересланное ему сообщение начальника ЭКО Г. Прокофьева об азотной промышленности заместитель наркома Л. Пятаков направил в Политбюро записку, и которой просил создать комиссию для проверки сведений, прежде чем ставить вопрос об аресте. Из огромного количества спецсообщений. посвященных положению на промышленных предприятиях и учреждениях наркомата тяжелой промышленности, оборонной, следовало, что недовыполнение планов явилось результатом если не вредительства, то халатного отношения к работе ряда руководителей. В плохом качестве ракет обвиняли одного из руководителей оборонного НИИ Г. Э. Лангемака, в срыве планов но конструированию и изготовлению самолетов — заместителя начальника ГУАПа А. Н. Туполева.

В спецсообщениях Экономического управления ГУГБ НКВД фигурировали фактически все директора оборонных заводов и начальники главных управлений наркоматов. При ужесточении общего курса карательной политики информация, которая содержалась в этих докладах с мест, могла стать и со временем становились конкретной причиной для арестов. Достаточно было на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года по-новому расценить деятельность хозяйственных руководителей и. сместив фокус, представить халатное отношение к работе и объективные производственные трудности как вредительскую деятельность руководителей предприятий и специалистов. и путь к массовым репрессиям был открыт.

Яндекс.Метрика