Опубликовано Янв 17, 2015 в Разгром советской номенклатуры

Резиденты ИНО отмечали и негативные, на их взгляд, моменты профессиональной деятельности дипломатов. 14 августа 1937 года из резидентуры США поступило сообщение о том, что в полпредстве готовились обзоры печати «О троцкизме», в которых печатались материалы троцкистов. Эти обзоры направлялись затем в НКИД.

Таким образом Ежов пытался обвинить ведомство Литвинова в пропаганде троцкистских взглядов. Сталин переадресовал послание Ежова заместителю наркома иностранных дел Потемкину, который 3 сентября разослал полпредам директиву о запрете цитировать выдержки из троцкистской литературы.

Нарком иностранных дел М. Литвинов постоянно направлял Сталину докладные записки, в которых критиковал деятельность НКВД в отношении иностранцев, указывал на необоснованность их арестов, которые могли вызвать осложнения во взаимоотношениях между государствами. На протяжении 1937—1938 годов Политбюро ЦК ВКП(б) систематически рассматривало вопросы об отмене смертных приговоров иностранным гражданам, прежде всего Германии. Политбюро, то есть Сталин, в подавляющем большинстве случаев поддерживал точку зрения НКИД, что в свою очередь вызывало недовольство Ежова. Например, начальник УНКВД ДВК Люшков в июле-августе 1937 года неоднократно ставил вопрос о необходимости арестов сотрудников японской концессии на Сахалине. Соответствующие запросы направлялись в НКВД.

3 августа Литвинов в записке Сталину указывал на негативную реакцию японского правительства на осуждение нескольких японцев; он подчеркнул свое отношение к наркомату внутренних дел, выделив среди прочих факторов и тот, что он не может

«взять на себя ответственность за санкционирование ареста Сато Дзиро, исходя также из того, что с полным основанием можно подозревать в шпионаже всех японцев в СССР без исключения».

5 августа на заседании Политбюро было принято решение нс применять репрессий к японскому подданному. Отправной точкой для репрессий во внешнеполитическом ведомстве СССР стали аресты двух бывших заместителей наркома иностранных дел Л. М. Карахана и Н. Н. Крестинского. В политической биографии обоих были периоды сотрудничества с Троцким, поддержка его позиций. Карахан состоял в группе «межрайонцев», фракции в социал-демократическом движении, возглавляемой Троцким. Только в августе 1917 года они вошли в большевистскую фракцию РСДРП. На мирных переговорах с Германией в Брест-Литовске, где советскую делегацию возглавлял Троцкий. Карахан был секретарем советской делегации. Крестинский в дискуссии о профсоюзах в 1920 году поддерживал точку зрения Троцкого о придании им военизированного характера. Неудивительно, что Сталин выступая 2 июня 1937 года на расширенном заседании Военного Совета, назвал Карахана немецким шпионом, действовавшим по заданиям Троцкого.

19 июня на тексте протокола допроса Карахана он поставил пометку «важно» и дал конкретные указания Ежову «взять Ягоду под удар», особенно тщательно отслеживая его связи с Тухачевским.

Яндекс.Метрика