Опубликовано Апр 11, 2014 в Потенциальные агенты

В это же время начинаются гонения на сотрудников иностранного происхождения во всех государственных учреждениях. В циркулярах и директивах ГУГБ НКВД СССР «О борьбе с диверсиями и шпионажем на железнодорожном, водном и автодорожном транспорте» от 10 октября 1934 года, «О борьбе с польско-японской диверсией на железнодорожном транспорте» от 5 сентября 1935 года, «О работе по корейцам» от 22 сентября того же года и особенно «О мероприятиях по борьбе с разрушительной деятельностью германской разведки в народном хозяйстве» от 14 октября 1936 года были прописаны меры, ущемлявшие права иностранцев, получивших советское гражданство. На транспорте, оборонных предприятиях, в ряде отраслей промышленности вводился учет поляков, немцев, корейцев и китайцев. При малейшем подозрении на причастность к возможным диверсиям оперсостав ориентировался на удаление с транспортных магистралей в первую очередь корейцев, китайцев и харбинцев.

Советское руководство шло также на сокращение использования иностранных специалистов на отечественных предприятиях. Прежде всего такие меры предусматривались в отношении наиболее важных шестидесяти восьми оборонных предприятий особого списка и электростанций. И связи с начавшейся летом 1934 года проверкой всего личного персонала заводов особого списка давались указания впредь не допускать «лиц иностранных национальностей» (термин, употреблявшийся в тот период. — авт.) на объекты, имевшие стратегическое значение для обороны страны.

С этого времени иностранные специалисты и рабочие оставались на оборонных предприятиях только в виде исключения. Например, для того, чтобы оставить девять иностранных рабочих на оборонном заводе № 169 руководство народного комиссариата тяжелой промышленности обращалось в высшие партийные органы. Политбюро ЦК ВКП(6) 6 июня 1935 года удовлетворило просьбу наркомата2.
По размаху репрессий на первый план вышли представители польской национальности. С санкции Политбюро ЦК ВКП(б) на Украине и Белоруссии органы госбезопасности арестовывали и добивались провокационными методами показаний о разведывательно-подрывной деятельности несуществующей «Польской организации войсковой» (ПОВ). Эта организация была создана в начале Первой мировой войны на польских территориях Российской империи как подпольная патриотическая ноенная организация, действовавшая на стороне Австро-Венгрии против России, а затем против Германии.

После восстановления независимости Польши в конце 1918 г. вошла в состав Войска Польского, и формально была распущена. Во время совете ко-польской войны 1920 года ПОВ короткое время участвовала в военных действиях, затем, в 1921 году прекратила свое существование. Однако предшествующая деятельность ПОВ стала основанием для преследования поляков, особенно в 1934—1936 годы, когда советское руководство не сумело правильно оценить германо-польское сближение. Материалы, полученные органами госбезопасности в ходе следствия, представляли собой фальсифицированные данные о существовании в СССР мощных подпольных организаций ПОВ.

Яндекс.Метрика