Опубликовано Сен 19, 2015 в Репрессии в Красной армии

Но уже 17 июля 1938 года последовали коррективы из НКВД СССР. Ежов осудил кампанейщину в выполнении директивы: некоторые особые отделы «арестовывают почти всех увольняемых, независимо от наличия компрометирующих материалов».

Расплывчатый и неопределенный характер документа привел к тому, что из армии стали увольнять не только лиц иностранного происхождения, но и русских, украинцев, евреев и других. В определенной мере указание Ежова стало сдерживающим фактором репрессий в РККА.

Однако нарком НКВД исправлял фактически собственные ошибки. В развитии указаний наркома обороны об увольнении из армии военнослужащих инонациональностей он подписал 19 июня меморандум N 1355, в котором обязал особые отделы контролировать выполнение директивы НКО по увольнению военнослужащих.

Ежов «конкретизировал» документ, усилил и фактически изменил смысл указаний Ворошилова.

Конкретизация наркома Н КВД заключалась в том. что особисты должны были «на каждого увольняемого немедленно подобрать компрометирующие данные и при наличии материалов, уличающих или дающих основание подозревать увольняемого в шпионаже, диверсии, вредительской деятельности, изменнических намерениях, в участии в заговоре или иной антисоветской организации, немедленно арестовывать». То есть он придал этой операции характер массовой кампании.

Еще ранее Фриновский потребовал объяснений в связи с тем. что в списки был внесен старший лейтенант Красной Армии. В октябре 1937 года помощник Прокурора СССР Г. Леплевский направил замкаркома НКВД М. Рыжову записку, в которой напомнил, что в соответствии с постановлением от 17 июня 1935 года даже вольнонаемные инженеры, техники. конструкторы и технические руководители предприятий НКО не могут быть арестованы без предварительного согласия наркома обороны. Командный состав Красной Армии после получения из НКО санкции на арест подлежал суду Военных Трибуналов или Военной коллегии Верховного суда.

Постепенно в ходе операции по «инонациональностям» все чаще допускались серьезные упрощения даже в этой, далекой от совершенства, процедуре арестов.

В начале 1938 года были выработаны директивы по проведению операций в отношении находившихся на территории СССР иранских граждан и афганцев; предприписывалось «при необходимости производства арестов лиц командного и начальствующего состава, имеющих военные и специальные звания, а также специалистов и лиц. входящих в номенклатуру ЦК ВКП(б), запрашивать санкции НКВД». То есть де факто предполагалось нарушение установленной нормы, предусматривающей получение согласия на арест лиц из числа командного состава РККА от наркома обороны.

Длинношерстная такса

Яндекс.Метрика