Опубликовано Окт 22, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Бауман, в свою очередь, отстаивал идею о полной независимости Академии наук СССР от правительства, полагал необходимым предоставить советским ученым полную свободу в общении с любой научной заграничной организацией.

Некоторые партийные руководители пытались — в косвенной форме — использовать предстоящие выборы для того, чтобы «смягчить» советскую систему,сделать ее хоть немного более демократичной. Так. Я. А. Яковлев, возглавляя комиссию по подготовке выборов в Верховный Совет СССР в соответствии с новой Конституцией, подготовил тезисы об основных принципах проведения выборов и работы выборных советских органов. Однако первоначальный вариант тезисов раскритиковали в ЦК, где ему было указано, что основные установки тезисов, похоже, продиктованы «с другого берега». Тем не менее, в своем выступлении на июньском пленуме 1937 года он поставил вопрос об ограничении в перспективе роли партийных групп в советах, сокращении полномочий исполкомов, которые подменяли избранных депутатов в процессе постоянной работы.

После ареста в октябре 1937 года ему было предъявлено обвинение в стремлении в ходе избирательной кампании дискредитировать Сталинское руководстно, чтобы используя новый закон о выборах, быть вместе со своей группой оппозиционеров избранными от народа, то есть стать независимыми от партийных структур. В этом случае перед его сторонниками якобы открывалась возможность проводить самостоятелыгую политику.

Жесткое партийное руководство всеми сферами жизни вызывало законное недовольство. Нарком просвещения Бубнов «провокационно» утверждал, что в плохом состоянии народного просвещения виновато исключительно руководство партии. «Они много шумят, выносят много красивых резолюций, а деньги на работу не дают и материально народное просвещение не поддерживают». Сулимов заявлял, что Сталин сконцентрировал решение всех вопросов в ЦК и обезличил советские органы, что Совнарком РСФСР превращен в передаточную канцелярию и как республика Российская Федерация не существует. Положение в деревне, состояние школ, здравоохранения тяжелое, а ЦК не дает денег, бросая все средства на индустриализацию.

Руководство наркоматами Российской Федерации не только поддерживало связь с осужденными оппозиционерами, наркомы были недовольны сложившейся системой взаимоотношений с руководством союзным в лице Председателя СНК СССР В. М Молотова. Наркомы РСФСР при обсуждении вопросов развития своих отраслей обсуждали свое подчиненное положение в отношениях с союзным Совнаркомом. Многие вопросы решались непосредственно центром, который управлял областями, входившими в состав РСФСР, игнорируя мнение республиканских наркоматов. После ареста Сулимова Сталин выделил для себя в протоколе допроса его высказывания о том, что в СНК РСФСР якобы сложилась группа из руководящих работников, которая стремилась к большей самостоятельности СНК РСФСР от союзного правительства, а фактически пыталась оторвать Российскую Федерацию от СССР.

Наркомы союзных республик, не входившие в ближайшее окружение Сталина, не могли нормально руководить работой своего ведомства. Например, Лобов, возглавлявший до октября 1936 года наркомат лесной промышленности, сетовал: «Разве можно нормально работать, если мне — наркому, чтобы достать пару вагонов листового железа или оборудования для бумажной машины, мне нужно получить решение ЦК».

Особенно их возмущал порядок, принятия ежегодных народнохозяйственных планов, которые составлялись в мельчайших деталях в СНК СССР, а республиканские наркоматы их должны были переписывать без нрава вносить изменения. По свидетельству председателя СНК РСФСР Сулимова, при решении вопроса о предоставлении помощи какой-либо области прежде всего в тех случаях, когда речь шла о дополнительных капиталовложениях, решить вопрос без ведома СНК СССР было неноз-можно. Мизерные возможности республиканских наркоматов, вопиющие диспропорции в распределении денежных средств отмечал и нарком финансов СССР Гринько. Так, резервный фонд СНК РСФСР составлял в 1937 году 80 миллионов рублей, а фонды директоров крупных промышленных предприятий — более 1 миллиарда. Республиканские наркоматы в условиях централизма не обладали реальными финансовыми рычагами власти.

Сильное австрийское влияние из Альто-Адидже

Яндекс.Метрика