Опубликовано Апр 21, 2014 в Потенциальные агенты

В январе 1935 года Ягода докладывал Сталину, что в соответствии с директивными указаниями ЦК ВКП(б) развернута активная борьба с «фашистскими контрреволюционными организациями». Она проходила по нескольким направлениям.

В течение 1934—1935 годов пресекалась деятельность таких организаций, как «Союз зарубежных немцев» и «Братья в нужде». Поданным ГУ ГБ НКВД СССР, в 1934 году активисты этих организаций передали советским немцам, компактно проживавшим на Украине, в Северо-Кавказском крае и Республике немцев Поволжья, более 600 тыс. марок и 14, 5 тыс. долларов. Распространители материальной помощи подверглись массовым арестам.

Только за один 1934 гол было арестовано около 4 тыс. советских немцев. Для советского руководства связи между советскими и зарубежными немцами были фактором, способствовавшим усилению влияния Германии на немецкое население СССР, а помощь со стороны зарубежных немцев рассматривалась как «фашистская помощь». Крайне нежелательной являлась и утечка информации о бедственном положении населения в немецких поселках и городах. О голоде среди Volksdeutsche (фольксдойч) в СССР газета «Volkische Beobachter» («Немецкое обозрение») начала писать обширно с лета 1933 года. И в дальнейшем эта тема не исчезла из прессы и из выступлений лидеров Германии.

Массовые разработки немцев в значительной мере базировались только на фактах распространения материальной помощи и передачи за рубеж «клеветы» о голоде среди немцев в СССР.

В дальнейшем репрессии лишь усиливались. Обязательными условиями в процессе разработок по обвинению в шпионской деятельности являлось упоминание иноспециалистов, работавших на промышленных предприятиях, сотрудников посольства и консульств. Например, большинство дел об участниках шпионско-диверсионной деятельности в районах Сибири обязательно связывалось с именем германского консула в Новосибирске Гросскопфа. На Украине в материалах оперативных разработок упоминались германские консулы в Харькове и Киеве.

Яндекс.Метрика