Опубликовано Апр 21, 2014 в Потенциальные агенты

В мае 1935 года по делу «Арийцы» были арестованы десятки немцев в Москве, Ленинграде. Саратове, Ярославле, Крыму, а различные организации немцев объявлялись «легальным прикрытием шпионской деятельности германского посольства».

В 1935 году последовали аресты немецких политэмигрантов и австрийцев — шуцбундовцев, среди которых ширилось движение за возвращение на родину и которые резко критиковали внутреннюю политику, проводимую сталинским руководством. В основном шуцбундовцы были недовольны тяжелыми условиями труда и нищенской заработной платой.

18 мая 1935 года нарком НКВД Украины В. Балицкий направил Сталину записку о боеготовности частей Украинского военного округа. В ней он отмечал, что по данным органов госбезопасности среди советских военнослужащих-немцев усилились проявления фашистских настроений. Под фашистскими настроениями понимался интерес к событиям в Германии, иногда позитивная оценка заявлений Гитлера о возрождении мощного германского государства. В качестве меры борьбы Балицкий предложил перебросить военнослужащих немцев с западных границ СССР во внутренние округа. Сталин дал соответствующие указания наркому обороны К. Ворошилову, отметив на записке: «По-моему, т. Балицкий прав».

С 1935 года особые отделы ГУ ГБ НКВД начали вести в РККА учет иностранцев и политэмигрантов из различных стран. В отношении подозрительных военнослужащих-корейцев принимались меры по их переводу в части, где разведывательные и диверсионные возможности были сведены до минимума. Относительно категории «особо подозрительные военнослужащие» ставился вопрос об отчислении их из армии или репрессировании. С середины 30-х годов началась более активная разработка советских граждан различных национальностей, которые, по мнению органов госбезопасности, могли бы стать базой для вербовочной работы разведывательных органов капиталистических стран... Однако основные разработки были связаны с деятельностью официальных представительств Германии.

Яндекс.Метрика