Опубликовано Ноя 30, 2014 в Разгром советской номенклатуры

Некоторые обвинения были объективными, ибо реальное положение дел в сельском хозяйстве в результате постоянного давления центра и изъятия зерна было удручающим. Так, секретарь Татарского обкома Лепа, получивший отказ на просьбу уменьшить объем поставок зерна и давший указание о заготовке на зерно вики и овса, был обвинен в массовом падеже скота в республике в голодную зиму 1937 года. В некоторых районах СССР отмечались и случаи людоедства.

Е. Г. Евдокимов и ряд других секретарей обкомов пытались занизить планы хлебозаготовок, чтобы сохранить часть урожая для увеличения выплат на трудодни. Для того чтобы обеспечить выполнение планов, распахивались заливные луга, выгоны для скота, что приводило в итоге к сокращению поголовья скота в колхозах, к массовому недовольству крестьян.

Выявлялись случаи очковтирательства, за которые несли ответственность руководящие работники. Например, в Чистопольском районе Татарии на колхозы, соревновавшиеся с колхозами в Средне-Волжском крае, работали несколько других колхозов. А секретарь райкома, добившийся высоких показателей, стал наркомом пищевой промышленности автономной республики.

Партийные и советские руководители были виноваты и за социальную напряженность в своих регионах. Зимой 1937 года из-за срыва сроков строительства второго хлебозавода в Иркутске половина населения оставалась без хлеба. В результате хлеб исчезал с прилавков уже утром, сразу после открытия магазинов. В Казани председатель СНК Татарии Абрамов в январе 1937 года дал указание о сокращении выпечки хлеба на 50 %. 21 января в магазинах произошли массовые давки, во время которых многие люди были покалечены. В этот траурный день смерти В. И. Ленина подобные события трактовались центром как «контрреволюционные» проявления.

Провокационными считались объяснения причин сокращения объемов выпечки хлеба. По словам местного руководства это происходило вследствие того, что ЦК ВКП(б) и СНК СССР не оказывали достаточной помощи республикам и областям в этот неурожайный год. Брали на заметку и разговоры среди населения о безрезультатности борьбы партии с вредителями. В НКВД фиксировались мнения отдельных людей о том, что до развертывания кампании борьбы с правотроцкистскими вредителями положение в стране было лучше.

Однако, главные обвинения во вредительстве, которое якобы существовало в производстве товаров народного потребления и негативно влияло на состояние социальной сферы, обрушились на соответствующих наркомов. Нарком здравоохранения Каминский был обвинен во вредительство, поскольку не хватало мест в родильных домах. В первом квартале 1937 года роженицы в больницах лежали на столах, в коридорах, поскольку отсутствовали места; не хватало и мест в детских яслях. Конечно, проблема не была решена, но в течение 1937 года по сравнению с 1936 годом в несколько раз увеличился ввод детских ясель и роддомов. В 1936 году было построено 136 ясель на 6514 коек, а в 1937 году — 684 на 44084 коек. Роддомов же в 1936 году было введено в строй 45 на 451 койку, а в 1937 — 227 роддомов на 3574 коек.

Яндекс.Метрика