Опубликовано Июн 8, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

Мощный размах борьбы с «контрреволюционными» организациями, как ответ на директиву центра, характеризовал работу многих управлений. В середине апреля на имя Н. Ежова поступил отчет из управления госбезопасности НКВД Казахской ССР.

В полном соответствии с требованием центра об активизации всех разработок нарком внутренних дел Казахстана, еще несколько месяцев назад критиковавшийся за отсутствие серьезных дел. докладывал о восьми раскрытых заговорах, показательных, впрочем, для всех краев и областей. Сеть заговорщических организаций якобы охватывала предприятия цветной металлургии, угольной промышленности (HKTI1), а троцкистско-вредительские группы действовали на Омской железной дороге. Турксибе (НКПС) и имели связь с германской разведкой. Таким образом, шла постепенная эскалация репрессий, аресты крупных руководителей расширяли круг подозреваемых.

Характерная для периода конца 20-х — начала 30-х годов тенденция объяснять провалы в экономическом строительстве «вредительской» деятельностью специалистов становилась определяющей после февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 года. Советское руководство усиливало репрессии в экономической сфере, считая их действенным средством дальнейшего укрепления экономики. Произошла в определенной мере реанимация карательной политики, которая проводилась в годы первой пятилетки.

Яндекс.Метрика