Опубликовано Июн 8, 2014 в Поиск вредителей и диверсантов

Аресты Н. И. Бухарина и А. И. Рыкова в марте 1937 года дали мощный толчок репрессиям среди партийных, советских, хозяйственных руководителей. В апреле 1937 года по решению ЦК ВКП(6) на Дальний Восток и в Сибирь была направлена специальная группа работников НКВД во главе с начальником 3-го отдела (КРО) ГУГБ НКВД СССР Л. Г. Мироновым. Их задачей было выявление и разгром шпионско-вредительских, троцкистских и иных групп на железных дорогах и в армии. Одновременно в этот регион выехали члены выездной сессии Военной коллегии Верховного Суда СССР для принятия оперативных судебных решений.

Выбор именно этих областей не был случайным. Выступая на активе ГУГБ НКВД в марте 1937 года, Ежов особо подчеркивал напряженность обстановки в мире, ее предвоенное состояние, чреватое опасностью войны против СССР. Поэтому для проведения карательных мероприятий были намечены области, пограничные с Маньчжоу-Го. Китаем и МНР, так как предполагалось, что после захвата территорий этих государств японские агрессоры начнут военные действия и против СССР. Обосновывалась необходимость обезопасить тылы страны, то есть металлургическую и топливную базу в Западной и Восточной Сибири. Одновременно учитывалось и то, что сюда на протяжении нескольких лет ссылались, так называемые кулацкие элементы из центральных регионов СССР.

Подобного рода инспекционные поездки практиковались и раньше В течение 1934—1936 годов в Свердловскую область и в Горьковский край направлялись группы сотрудников НКВД, возглавлявшиеся заместителями наркома. Принципиальное отличие апрельской 1937 гола акции заключалось в значительном расширении масштабов инспектируемых территорий, указании конкретных объектов и заранее заданной установки на проведение жестких репрессивных мер.

Уже 13 апреля Миронов докладывал Ежову, что на Кузнецком металлургическом комбинате обнаружена троцкисте ко-немецкая вредительская организация. В этом же месяце в Красноярске начинается громкое дело о диверсионной организации, в которую якобы входили бывшие участники партизанского движения. Против них выдвинули надуманное обвинение в том, что они должны были выполнять террористические задания и быть ударной силой соответствующих троцкистских или иных заговорщических организаций. Спецсообщения Миронова регулярно поступали Сталину.

Яндекс.Метрика