Опубликовано Фев 18, 2015 в Репрессии в Красной армии

Антисоветская деятельность участников «военно-политического» заговора состояла в том, что в РККА слабо проводилась работа по изгнанию из рядов партии и исключению из списков личного состава троцкистов, правых, политически неблагонадежных элементов. Помимо этого, в частности, по заданию Булина начальник отдела командного и начальствующего состава ВВС РККА Л. Ф. Гайдукевич способствовал даже возвращению в армию скомпрометированных военнослужащих.

Следователями было составлено надуманное обоснование «военнополитического» заговора. Оно заключалось в том, что Гамарник и Якир. чтобы противостоять бонапартистским планам Тухачевского якобы решили создать самостоятельную организацию, объединяющую политработников РККА. В Центральный штаб входили Булин и армейские комиссары 2 ранга: бывший заместитель ПУ РККА Г. А. Осепян и начальник ПУ ПриВО Л. Н. Аронштам. Начальник Управления ВВУЗ РККА И. Е. Славин якобы руководил филиалом организации в Ленинградском военном округе, а Б. У. Троянкер, корпусной комиссар, член Военного Совета МВО являлся ответственным за ВВС РККА.

Помимо «руководителей» были указаны и другие члены «военнополитического заговора», включая армейских комиссаров 2 ранга М. М. Ланда — главного редактора газеты «Красная Звезда» и начальника ПУ СКВО Г. И. Векличева.

Немаловажное значение имел и тот факт, что Булин, Векличев в разнос время являлись начальниками Политуправлений в Московском военном округе и входили в состав бюро Московского комитета партии, который возглавлял Угланов.

На кадровых работников возлагалась задача подготовки представлений по указаниям НКВД на увольнение военнослужащих из РККА. Булин признался, что своевременно не ответил на более чем 300 представлений. Так же задерживались представления на увольнение по указаниям Военных Советов округов. Одновременно на участников «военно-политического заговора» возлагалась ответственность за то, что на освободившиеся должности не выдвигались новые командиры. В условиях тотальной чистки командных кадров «заговорщикам» вменялось в вину резкое сокращение численности будущих командных кадров в военных академиях: количество выпускников военных к осени 1937 года заметно уменьшилось, одновременно сократился набор первокурсников. Репрессии в отношении командного состава РККА самым непосредственным образом влияли на подготовку кадров.

Партполитработников обвиняли также в недостаточном разъяснении военнослужащим совместного приказа НКО и НКВД СССР о добровольной явке, более того, этот приказ якобы преподносился таким образом, что воспринимался как провокация и ловушка для честных командиров.

К участникам «военно-политического заговора» в РККА был причислен и армейский комиссар 2 ранга М. И. Ланда. Протокол его допроса был послан Сталину в числе одного из первых. И в этот раз показания подследственного «редактировал» начальник Особого отдела ГУГБ НКВД Николаев-Журид. В качестве главного редактора газеты «Красная звезда» Ланда подтвердил свое участие в заговоре, а также «признался», что по заданию руководства должен был постоянно поддерживать в главном печатном органе РККА авторитет Тухачевского, Якира и других участников «военно-фашистского заговора». Ланда одновременно подчеркивал, что он стремился не допускать критические статьи в отношении руководства Политуправления Красной Армии. Протокол его допроса Сталин получил в начале декабря 1937 года. К этому времени было арестовано большинство руководителей Политуправления военных округов. Свои соображения о дальнейших судьбах высшего командного состава генсек адресовал новому начальнику Политуправления П. А. Смирнову и заместителю наркома обороны Е. А. Щаленко:

«Обратите внимание на показание Ланда. Видимо все отмеченные (названные) в показании лица, за исключением Мерецкова и некоторых других — являются мерзавцами».

В показаниях Ланды упоминались практически все редакторы газеты «Красная звезда», газет военных округов и многие политработники, в том числе корпусные комиссары начальник ПУ Заб-ВО А. М. Битге, член Военного совета Военно-морских сил Н. И. Ильин. В общей сложности 51 человек. Фамилии вышеназванных военнослужащих были отмечены Сталиным.

Яндекс.Метрика