Опубликовано Авг 13, 2014 в Изменение карательной политики

Балицкий также предупредил Якира об активной кампании, развернутой секретарем Харьковского обкома партии Н. Ф. Гикало, который резко выступил на собрании военного актива округа. Он заявил, что за аресты Шмидта и Туровского, поддерживавших в свое время Троцкого, непосредственную ответственность несет Якир и что ЦК ВКП(б) этого дела так не оставит.

Балицкий рассказал Якиру о поездке начальника корпуса военно-учебных заведений военного округа М. Д. Капуловского в Москву и о его встрече с Ежовым. Но главное, что взволновало Якира, это отзыв Балицкого в Москву. Накануне своего отъезда нарком внутренних дел Украины предупредил Якира об имеющихся показаниях на командующего округом. По его словам, в случае, если приедет новый нарком, то этим показаниям будет дан ход, и может возникнуть дело против самого Балицкого. В связи с этим он предупредил Якира о том, что он все же вынужден будет рассказать Ежову об имеющихся показаниях. Якир побывал в Москве, а вернувшись, передал Попову, что не смог встретиться с Балицким и узнать, доложил он или нет о существовании компрометирующих материалов. Так Ежов готовил почву для ареста командующего одного из стратегических военных округов. Перевод Якира в мае 1937 года в Ленинградский военный округ был формальным, вскоре последовал его арест.

Но Ежову требовалось подкрепить первые компромат на высший командный состав показаниями других подследственных, а не только своих бывших подчиненных. Арестованный 6 мая комбриг запаса М. Е. Медведев, который фигурировал в деле о контрреволюционной группе в 1 дивизии ПВО, дислоцировавшейся в Москве, рассказал на допросе об участии в троцкистской военной организации заместителя командующего войсками МВО комкора Б. М. Фельдмана, И. Э. Якира, В. К. Путны, В. М. Примакова, А. И. Корка.

От Путны и Примакова побоями были добыты дополнительные показания о военном заговоре, на их основании 14-15 мая были арестованы Корк и Фельдман. Протокол допроса Фельдмана от 19 мая Ежов направил 20 мая Сталину, Молотову, Ворошилову и Кагановичу. Благодаря политике кнута и пряника Фельдман согласился показать, что в Красной Армии существовал военно-троцкистский заговор, возглавляемый Тухачевским. В течение последней недели мая с 22 по 29 число были арестованы Тухачевский, Эйдеман, Якир и Уборевич.

Бригада следователей Особого отдела до конца мая дополнительно представила в Политбюро ЦК ВКП(6) показания комкора начальника Артиллерийского управления Н. А. Ефимова, а также недавно назначенного комкора командующего войсками УрВО Б. С. Горбачева, в которых арестованные признавались в существовании заговора в Красной Армии. Наиболее законченный вид имел протокол допроса Тухачевского от 29 мая. В нем последовательно раскрывались этапы формирования «военно-троцкистского заговора».

Яндекс.Метрика